Практика соприсутствия или «Мам, полежи со мной»

Еще 46 статей на тему: Психология

Почему иногда нас бесит детская радость? Кризис эмпатии или почему в России скорбь вызывает столько агрессии  Что делать, если моего ребёнка травят? А если травит мой ребёнок? ВОЗРАСТ НЕСОГЛАСИЯ: можно ли детям присутствовать на митингах? Лекции о теории привязанности в рамках фестиваля Института Ньюфелда можно посмотреть бесплатно Почему родители не спешат на психотерапию (а надо бы) Любите своих детей, нет ничего важнее Физика или психика: Ольга Карчевская о психосоматике заболеваний Голоса в моей голове О мамах: живых и разочарованных КОГДА ВТОРОГО ЖДЕТЕ? Про спокойствие в родах Почему мы обесцениваем чувства своих детей Дети с особенностями? Всё в порядке, это нормально Отложите свадьбу на три года Как не дать перфекционизму разрушить ваше материнство Как воспитать заботливого ребёнка Как взрастить в ребёнке ощущение собственной ценности Как избавиться от последствий токсичного детства? Мыши, станьте ёжиками О том, чем могут быть вредны консультанты по сну Как не убить в ребенке желание что-то делать Что не так с традицией держать на руках чужих младенцев? Больше плачешь, меньше писаешь Мальчики плачут Чувствительный ребенок идет в школу Подросток. Инструкция по применению  Письмо дочери На пути к малодетности: прессинг родителей Мама, я твой несломленный клоун Родитель имеет право сказать «мой дозор окончен» Когда мама остаётся одна… Я ИСТРЕБЛЯЮ У СЕБЯ ПРИВЫЧКУ ХВАЛИТЬ ДЕТЕЙ Как же вы меня затрогали! Я не начальник, я мама Неправильное чувство? Такого не бывает Возможно ли растить ребёнка без слёз? Детская агрессия — это нормально? Дисциплина без нарушения отношений Забота или гиперопека? Психопат, счастливый в семейной жизни Практики осознанности для детей и родителей Эмоциональное выгорание мамы Запрет на радость То, что нас не убивает, делает нас менее чувствительными Что значит тактильный голод для детей

Практика соприсутствия или «Мам, полежи со мной»

Материнство может быть духовной практикой — безо всякой эзотерики. Анна Кожара рассказывает, как можно научиться осознавать больше, будучи мамой

На вопрос «Какие практики осознанности можно делать вместе с детьми?», я, когда мне хватает смелости, отвечаю так: самая действенная и самая сложная практика — это ваше присутствие.

Вот очень показательный пример, как эта практика выглядит в жизни. Представьте, что вы мать и только что уложили младенца на дневной сон. Допустим, укладывание заняло у вас около часа и вы, утомлённая этим процессом, предвкушаете пару часов тишины, одиночества и своих взрослых дел. Однако вы слышите из детской спальни недовольный скрип «мамааа», протяжное «уааа» или какой-нибудь ещё звук, красноречиво свидетельствующий о том, что ребёнок проснулся и зовёт вас.

И это на самом деле момент истины.

Конечно, вы встаёте и идёте к ребёнку. Но то, что происходит внутри вас, пока вы делаете эти три шага по коридору, демонстрирует настоящую глубину вашей осознанности. На первом шаге вы чувствуете, как поднимаются эмоции, учащается сердцебиение, возможно, краснеет лицо, на втором они оформляются в мысли типа «какого лешего он проспал всего пять минут?», а вот на третьем шаге вы либо врываетесь к ребёнку вместе с лешим и красным лицом, либо притормаживаете, делаете вдох и длинный выдох и, отметив все вышеперечисленные реакции, всё же вносите в комнату всю полноту осознанности, которую сейчас успели освежить хоть бы и за четыре минуты формальной практики.

Вы идёте к ребёнку, разбуженному каким-то физическим дискомфортом, страшным сном или перфоратором соседа, исполнившись намерения встретить все его горести и радости с открытостью и состраданием. Не отворачиваясь при этом от того, что и у вас сейчас тоже остались неудовлетворённые потребности, но не уходя в мысли, подогревающие эмоцию жалости к себе. Напоминая себе о том, что это просто такой период вашей жизни под названием «детство вашего малыша», когда случаются неожиданности и рушатся планы, и что самый действенный способ пройти сквозь эту лавину фрустраций — расслабиться и раскрыться навстречу этим вызовам. И войти к малышу с распахнутым сердцем, готовым вместить и колики, и сбивчивый пересказ приснившегося кошмара и классическое «мам, полежи со мной».

И вот это та самая практика и есть. Полежать с ребёнком. Действительно с ним, а не с мыслями, и планами, и жалостью к себе. Всем телом и умом присутствовать в моменте вместе с ребёнком, чувствуя его запах, слушая его дыхание, ощущая тепло его ладошки. Это действительно не самая простая, но очень ресурсная практика.

Но это был только первый уровень сложности.

Добавьте к этой идиллической картине пару штрихов — например, что вы очень хотите в туалет, а в соседней комнате вас ждёт старший ребёнок, чтобы вы наконец сделали поделку или поиграли в конструктор только с ним, без назойливого мельтешения младшего. Вы все ещё лежите спокойно и присутствуете?

А теперь представьте, что ваш малыш не мирно посапывает, стараясь заснуть, а разгневанно кричит «Мама, ты плохая! Включи обратно мультик!». Вы как, присутствуете в этом моменте с ним? Видите его чувство и своё чувство одновременно, можете примирить их внутри себя? Выдыхайте, расслабляйтесь, практикуйте. Позволяйте своей эмоции развернуться внутри и сойти на нет с выдохом, никого не задев и не ранив. Покажите малышу, что взрослые так могут. И что он сможет тоже. Объясните это спокойно из состояния уравновешенности. А если вдруг поранили — словом, интонацией, жестом или взглядом — обнимите и пожалейте. Сначала себя, потом ребёнка, как с кислородной маской в самолете, да. Практикуйте.

«А зачем это вообще?», — спросите вы. Нельзя что ли просто тихонько полежать рядом с засыпающим ребёнком, глядя в телефон? Можно, конечно, и я так делаю. Но если вы будете каждый раз убегать вниманием в телефон, не проживая свою фрустрацию, не давая место для всей палитры чувств, которые разворачиваются в такие моменты между вами и ребёнком, не узнавая в лицо свои тревоги, страхи и глубокие чаяния, вы отгородитесь от большой части своей внутренней жизни. Не уделив этой части внимания в этот относительно безмятежный момент, вы как бы скроете её на время покрывалом, под которым она уснёт, как попугай в клетке. Но когда придёт время повышать уровень сложности («Мама, ты плохая!», помните?), эта теневая часть проснётся и свалится на вас не мягким клубочком сложных чувств, а тяжелой и монолитной бетонной плитой из-под которой будет ох как больно выбираться, так что иной раз проще так и сидеть под ней, делая вид, что это вообще-то нормально, особенно под бокальчик красного. Так, мол, все живут и ничего.

К тому же, чем чаще мы позволяем себе открываться и просто присутствовать в настоящем моменте, находясь рядом с ребёнком, тем естественнее он будет воспринимать такой способ существования. И, наоборот, состояние закрытости, избегания встречи с чувствами, может пустить корни в самый центр наших семейных отношений, стать для всех невидимой нормой.

Так что в следующий раз, когда просьба «полежи» или «поиграй» застанет вас, как обычно, невовремя и некстати, отнеситесь к этому моменту как к возможности для практики. Практикуйте долгий выдох и внутреннюю улыбку на вдохе. Практикуйте открытость, принятие, отпускание. Практикуйте объятие и сострадание к себе. Практикуйте со-присутствие с ребёнком.

Поделиться
Класс

Воспитание

Выбор редакции

Мама, я сам! Как созревает готовность к навыкам
Что значит тактильный голод для детей
Секс — не потребность, и почему это важно
Практика соприсутствия или «Мам, полежи со мной»
Кто такие кормилицы и как они жили?
Омега-3 для беременных и кормящих: как выбрать правильно
В финансисты я пойду, пусть меня научат...
Геморрой у женщин и мужчин