Зачем нам нужны послеродовые селфи

Зачем нам нужны послеродовые селфи

Мнение

 За последний год Мама.ру рассказала подписчикам своих соцсетей о трех фотографиях, на которых запечатлены женщины в первые несколько суток после родов. Каждый из этих кадров (один, два, три) набрал в Facebook несколько десятков тысяч лайков, репостов и комментариев.
Все эти фотографии, как видите, разные. Но они примерно об одном и том же: стать матерью — это огромное счастье, переплетенное со странным ощущением себя и своего тела в пространстве, с болью, дурацкими мыслями и не менее дурацким видом.
 При этом я уверена, что нашумевшие посты дались всем трем женщинам не так просто, но необходимость визуально поделиться пережитым опытом показалась им важной — в конце концов, все мы теперь медийные личности, сами себе главные редакторы, издатели своих социальных сетей, и несем полную ответственность перед читателями за публикуемый контент.
И хотели женщины того или нет, их фотографии не утонули в миллионах картинок, которые ежедневно публикуются в соцсетях и проваливаются куда-то в бездну из нулей и единичек. Эти три фотографии о первых днях материнства стали манифестами.
 В большинстве случаев пользователи Сети выражали молодым мамам поддержку, благодарили за доверие, поздравляли с рождением малышей, писали, что помнят себя в эти наполненные новыми переживаниями и чувствами моменты, виртуально пожимали друг другу руки, в общем, вели себя по отношению к авторам постов очень по-доброму, по-соседски, по-сестрински. Мол, мы в одной лодке, подруга.

Но российский сегмент Сети, где считается приличным выкладывать на всеобщее обозрение свои фотографии на фоне леопардового пледа и ковра, в обнимку с двухметровой щукой, в куче раритетных десятирублевых купюр или снимки младенцев верхом на только что зарезанном поросенке, оказался куда менее гостеприимным по отношению к мамам с их откровенными постродовыми кадрами.

 

Особенно досталось Аманде Бэкон, которая опубликовала снимок, сделанный ее мужем в госпитале, где проходили ее вторые роды. На фотографии она стоит к нам спиной в достаточно нелепой позе и в послеродовых сетчатых трусах с одноразовой пеленкой между ног. На переднем плане мы видим ее счастливого супруга с новорожденным малышом на руках.

 Подпись к фото гласит: «Материнство без цензуры. Я решила выложить эту фотографию, потому что она живая. Она настоящая. В материнстве прекрасное, нелепое и ужасное сплетаются воедино. Стать мамой — это замечательно, но мы очень мало говорим о том, как на самом деле выглядит послеродовой период. И многим может показаться, что это малоприятно, но почему? Я не понимаю. Может быть, как раз потому, что об этом не принято говорить? Но мы должны попытаться узнать, понять и принять каждый из аспектов материнства, в том числе и вот такую его сторону. И конечно, не забывать о чувстве юмора и самоиронии. Добро пожаловать в материнство — милейший крошечный малыш и гигантский подгузник для мамы».
Казалось бы, подпись весьма исчерпывающая, не требующая дополнительных объяснений. Нравится нам это или нет, но ситуация, запечатленная на фотографии Аманды, универсальна для всех, кто решился на рождение ребенка. Неважно, как женщина относится к родам, присутствию на них мужа, выступает ли она за анестезию или полное отсутствие медикаментозного вмешательства во время схваток, собирается ли она кормить грудью или нет, в конце концов она все равно окажется в таком вот виде. Кому-то он кажется неприглядным, кто-то считает саму идею фотографии неприличной, кто-то говорит, что Аманда шагнула за пределы табу и мало того, что показалась в таком облачении и состоянии перед мужем, но и перед всеми нами. Могла бы выбрать фотографию поприличнее.
Но если бы она постеснялась себя и своего состояния и выбрала бы фотографию поприличнее, мы бы ее сейчас не обсуждали. И дискуссия, развернувшаяся вокруг кадра-воспоминания, снимка-напоминания и даже в каком-то смысле предупреждения, вновь открыла нам простую истину: женщина, родившая ребенка, автоматически становится человеком, который почему-то вдруг всем должен (соблюдать приличия, держать подробности своей послеродовой жизни при себе, не высовываться, не показываться перед виртуальной общественностью в гигантских трусах и так далее).
Мне кажется, фотография Аманды, по воле случая в социальной сети ставшая символом, лишний раз напоминает нам о том, что нет у нас больше ничего личного.
Особенно это касается молодых мам, которые ведут фотодневники своих детей, советуются на форумах по самым разным вопросам (в том числе и по вопросам послеродового периода, не стесняясь в выражениях), читают отчеты о родах и делятся самыми странными своими страхами и опасениями. Аманда Бэкон — это собирательный образ мамы, которая в XXI веке посвящает в свою жизнь сотне незнакомцев, стоя при этом к ним спиной в послеродовых трусах, пытаясь соблюсти анонимность.

Лена Аверьянова

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора
 
Поделиться
Класс

Восстановление после родов

Выбор редакции

5 простых способов, как убрать лишний жир с бульона
20 отличных фильмов для новогоднего настроения. Некоторые лучше смотреть без детей
Маркетологи рассказали, что люди чаще всего дарят на Новый год
Ученые сообщили, что пробиотики облегчают колики у детей. Но не все
Выберите елочную игрушку и получите пожелание на Новый год
Как сэкономить время на продуктовом шоппинге?
Что подарить детям из детского дома
Семь опасных мифов о простуде!