«Просто они другие»: Хакамада – о дочери с синдромом Дауна

Еще 22 статей на тему: Особенные дети

Как построить инклюзивное общество Девушку с аутизмом и ЦП выгнали из кафе Занятия горными лыжами стали доступны для детей с ДЦП 10 центров диагностики и реабилитации для людей с ДЦП Право на отдых Синдром Дауна: объяснение врача Эвелина Бледанс: «Ради сына я изменила жизнь» Исповедь раскаявшейся мамы Вебинар «Когда мы все разные» Что родителям нужно знать об инклюзивном образовании в школе Перестаньте водить в школу больных детей: выступление разъяренной матери Основатель садиков для «особых детей»: «Бывает время, когда нет сил продолжать» Лицом бренда детского питания впервые стал ребенок с синдромом Дауна Ростовская мама страдает от последствий преследования Маме неизлечимо больного ребенка, пациента Детского хосписа, грозит от 4 до 8 лет тюрьмы Прокуратура закрыла дело против матери ребенка с инвалидностью “Временные трудности”: почему идея сурового воспитания так популярна? Я не овощ, я тот ещё фрукт! Родители детей с синдромом Дауна запустили флешмоб Все дети — нормальные Не делите детей на «полноценных» и «неполноценных» Как быть, если у ребёнка подозрение на ДЦП Детский эндокринолог рассказала про опыт мамы с ребенком с синдромом Прадера-Вилли

«Просто они другие»: Хакамада – о дочери с синдромом Дауна

Ирина Хакамада не часто рассказывает журналистам о своей дочери Маше, родившейся с синдромом Дауна. Однако она решилась на интервью изданию The New Times, поскольку чувствует необходимость поговорить о таких детях. «Надо говорить, потому что единственный способ менять отношение к этим детям — это рассказывать о них, чтобы люди поняли: они — такие же дети, со своими капризами и болезнями, просто они — другие».

В беседе с главным редактором журнала Евгенией Альбац Хакамада рассказывает историю жизни с Машей с самого ее рождения. Она вспоминает, как училась воспринимать своего ребенка, общаться с ним и воспитывать. Сейчас Маше, победившей рак крови в возрасте пяти лет, 18 лет. Она занимается драматургией, живописью, решает задачи для развития абстрактного мышления, катается на роликах и велосипеде, принимает участие в соревнованиях по плаванию.

Но, как говорит Хакамада, несмотря на все это, счастье ее ребенка полностью зависит от нее, ее усилий и возможностей, а в стране практически не существует системы подготовки людей с синдромом Дауна к самостоятельной жизни. Политик также сетует на несовершенство системы инклюзивного образования в России и на недостаточный уровень толерантности, на неумение детей и взрослых считать «даунят» равными себе, дружить с ними и общаться.

Ирина Хакамада: «Эти дети — талисман страны»

Политик дала интервью изданию The New Times, в котором поделилась историями из жизни ее дочери Маши, вспомнила, как та взрослела, как победила рак крови и как ей живется в мире, где немногие готовы ее принять такой, какая она есть.

newtimes.ru

Читайте еще на Маме.ру:

Детская библиотека: Б. Мюллер «Планета Вилли»

Анастасия Доронина и ее 3,5-летняя дочь Оля прочитали первую детскую книгу о синдроме Дауна, выходящую в России. Узнаем об их впечатлениях о книге.

Фото: из личного архива Ирины Хакамады

Поделиться
Класс

Синдром Дауна

Выбор редакции

Продукты: чего нам не хватает, если нам хочется той или иной еды
11 хитростей от Марты Стюарт, которые помогут раз и навсегда привести кухню в порядок 
Вирус папилломы человека и рак шейки матки: что нужно знать
Почему суррогатное материнство — это не “прихоть богачей”: ответы на основные вопросы
5 бесподобных (и свежих!) сериалов, которые должна посмотреть каждая женщина
Легко ли быть мамой или как правильно бороться с обезвоживанием у детей
Залог красивой улыбки: чистим зубы с удовольствием
Как сэкономить время на продуктовом шоппинге?