Где были твои глаза?

Еще 21 статей на тему: домашнее насилие

Галина Каторова, осуждённая на 3 года за самооборону, оправдана Почему они не уходят? Ещё раз о семейном насилии Дом — не моя крепость Калечащей практике «обрезания» в России подвергаются больше тысячи девочек в год Женщина два года не видела сына, которого похитил его отец Дело Каторовой: сиди или умри Как измерить свой негативный детский опыт? «Ну вот я же справился» — как мы оправдываем жестокость над собой в детстве Почему женщины боятся мужчин? Отец бросил дочерей, избивал их мать, а теперь претендует на их квартиру Насилию нет места в воспитании Почему не стоит говорить «девочек бить нельзя» Мама уже год не видела дочь, похищенную отцом 6-летний мальчик провёл ночь в подмосковном лесу В Японии вводят запрет на физические наказания детей Как уходить от абьюзера Он держит обоих, она держит баланс: что с этим не так Что делать, если подозреваешь соседей в жестоком обращении с ребенком? 6 типов токсичных родителей, которые портят жизнь своим детям Делегированный синдром Мюнхгаузена: опасное расстройство, которое трудно диагностировать 3 страшных истории жертв домашнего насилия из флешмоба #ЯНеХотелаУмирать

Где были твои глаза?

В рамках проекта «Ресурсная психология» психотерапевт Адриана Имж рассказывает, как в ситуации абьюза со стороны партнёра люди перестают распознавать насилие, и что происходит, когда они всё-таки «прозревают»

Один из побочных эффектов терапии — прозрение: «Я живу с алкоголиком!», «Моя жена — психически больной человек!», «Моя мама не заботилась и не заботится обо мне, но манипулирует мной, чтобы я заботилась о ней!».

И поэтому я часто могу увидеть, где были глаза человека в ситуации насилия и нарушения своих интересов:

1. Человек никогда не сталкивался с подобной ситуацией. Например, женщина выросла в городе, где все семьи — полные, а мужчины активно участвуют в семейной жизни.
Когда партнер начинает отстраняться от ребенка и отказываться от ответственности, она объясняет это его неопытностью, усталостью, травмированностью, и факт «да ему просто плевать на ребенка» может доходить до нее годами;

2. Человек всегда был именно в такой ситуации: девочку оскорбляли и били родители, оскорблял и бил первый молодой человек, и все считали, что все нормально — если на человека кричат или дают пощечину — заслужил. И от молодого человека она не сама ушла, а он ее бросил, потому что «истеричка». И когда так начинает вести себя следующий партнер, у нее и мысли нет, что это недопустимо. Все же себя так ведут, верно?

3. Человека отвлекают
«Нет времени объяснять, почему я пьяный, где борщ, почему на кухне грязно, у тебя тушь размазалась, в холодильнике нет нормальной еды, как дела на работе, опять, наверное, накосячила, и тебя уволят, и мне придется тебя содержать?».
Мозг второго участника полностью закрыт другими мелкими вопросами, задачами, чувством вины, и просто нет опции заметить, что эта атака направлена на отвлечение внимания;

4. Нет понимания явления
Например, алкоголик — это пьяница на улице. Абьюзер — гопник там же. Предатель — солдат на войне. Вор — человек, который выползает из окна с серебром в наволочке.

А на самом деле алкоголик — это человек, который просто регулярно пьет (и даже не очень много — есть определенные нормы, около бутылки водки в неделю); абьюзер — человек, систематически причиняющий вред (и обычно — находящийся близко, очень близко, и даже перемежающий свои действия заботой и знаками внимания); предатель — человек, нарушающий договоренности и границы (например, ваш партнер по бизнесу, продавший деловые документы конкурентам); вор — тот, кто прользуется чужим имуществом без разрешения.

Тем не менее, несоответствие человека некоторому шаблону, картинке явления внутри — очень часто замедляет осознание процесса.

Особенно трудно заметить зависимость, если она социально одобряется — трудоголизм, орторексия, спортивная зависимость не считаются чем-то, из-за чего стоит расставаться. Но отношениям они вредят тем же, что и алкоголь, образом — человека нет рядом, его партнер обслуживает зависимость, эмоциональная сфера и набор обсуждаемых тем беднеют, деньги и время уходят на зависимость. И в результате будет то, что одна из моих клиенток прокомментировала словами «Да он ширяется добрыми делами!»;

5. Нет понимания своих границ — кто я? Где я? Что мое? Что не мое? На что я имею право?
Тоже распространенная проблема. Если человек не знает, кто он и где, его легко дезоориентировать и запутать. Но это понятно и предсказуемо.

Куда интереснее герои семьи и спасатели — это люди, уверенные, что они если что — ого-го, они все контролируют, мышь не проскочит. Но на самом деле их границы ответственности слишком широки, а представления о своих силах — нереалистичны. И воспользоваться этим тоже довольно просто. Им кажется, что они неуязвимы, все вокруг — бедные котики, и поэтому манипуляторы легко получают доступ к их ресурсам, герои годами не обращают внимания на зависимости или нарушенность партнеров.

И человек приходит в терапию, и мы постепенно — иногда за довольно длительное время — собираем картинку: «Оно… Оно пахнет, как лошадь. Оно… Скачет, как лошадь. Оно… Оно… Выглядит, как лошадь. Это — лошадь!».

И иногда этот круг нужен не один раз, потому что рутина довольно быстро переключает на привычные процессы.

Поэтому нет, не «если она живет с этим — ей это нравится» и «если он это терпит — значит, все нормально».

Скорее всего, человек в этот момент просто не видит, что происходит. И нет уверенности, что сам он это обнаружит.

Поделиться
Класс

домашнее насилие

Выбор редакции

Женщина родила долгожданную дочку после того, как родила 10 сыновей подряд
Простая деталь, которая спасает тысячи детских жизней
Тест. Выберите животное, которое вы увидели первым, и мы расскажем вам о скрытых чертах вашего характера
Трогательная история в переписке о том, что мамам тоже нужен отдых
Ученые объяснили, почему 30-летние женщины сейчас выглядят моложе, чем 30-летние выглядели раньше
4 чайлд-френдли города для путешествий с детьми
Детская коллекция — взрослое счастье
«Вшивые» мифы: что нужно знать о вшах