«Экстремальное материнство»: учим детей с СДВГ самоконтролю

«Экстремальное материнство»: учим детей с СДВГ самоконтролю

Мама.ру публикует четвертый отрывок из книги Ирины Лукьяновой «Экстремальное материнство». Первые три — тут, тут и тут.

Учим детей самоконтролю

Контроль импульсов

Как мы уже знаем, дети с СДВГ не в состоянии контролировать свои импульсы. В пылу гнева они выпалят то первое, что придет им в голову; они схватятся за первый и самый дурацкий вариант решения задачи; в затруднительной ситуации тоже выберут первое пришедшее в голову и самое глупое решение.

Таких детей надо специально учить снижать скорость и говорить себе: «Стоп!» Стоп! Я пока ничего не делаю! Я жду. Я думаю.

Американский психолог Дэниел Гоулмен говорит, что по мере взросления ребенок постепенно научается заменять родительский голос, который говорит ему «нет», «стоп», «нельзя» внутренним голосом.

Гоулмен рассказывает в своей книге о положительном опыте программы, которую внедрили в одной из нью-йоркских школ после терактов 11 сентября 2001 года для того, чтобы выработать в учениках «внутреннюю устойчивость». Программа сочетает дыхательные упражнения, которые дети проделывают, лежа на полу, чтобы расслабиться и почувствовать себя спокойно, «стоп-сигналы» — игры, которые вырабатывают способность остановиться по сигналу, и «карточки эмоций», на которых изображены лица, выражающие базовые человеческие эмоции.

Упражнения на стоп-сигнал могут включать рисование под музыку, которое прекращается при выключении музыки. В нашей культуре есть множество игр, которые помогают вырабатывать умение остановиться: например, «Море волнуется раз», где надо замереть по команде и не шевелиться, или игра, которую обычно называют «Музыкальные стулья» или «Горячие стулья»: все бегают вокруг стульев, пока звучит музыка, а при ее прекращении садятся на стулья – стульев на один меньше, чем игроков; оставшийся без стула выбывает из игры; затем изымается еще один стул, и игра продолжается.

Еще одно упражнение, которое рекомендует Гоулмен, легко отрабатывать со своими детьми дома: «Когда второклассники и третьеклассники одной из сиэтлских школ начинают выходить из состояния равновесия, им говорят, чтобы они представили светофор. Красный означает “стоп”, то есть “успокойтесь”. Сделайте глубокий долгий вдох и, как только немного успокоитесь, признайтесь сами себе в существующей проблеме и своих чувствах по этому поводу. Желтый напоминает вам о том, что нужно притормозить, обдумать ряд возможных путей разрешения данной проблемы и выбрать из них лучший. Зеленый дает отмашку — применяйте этот план и смотрите, сработает ли он».

Представления о времени

У детей с СДВГ чрезвычайно своеобразные представления о времени – и это тоже служит причиной бесконечных детско-родительских конфликтов. Наши дети живут здесь и сейчас и сосредоточены на том, чтобы провести это «сейчас» с удовольствием. Никакое «потом» они даже вообразить себе не могут, поэтому бесполезно запугивать их двойкой в году, экзаменами, ЕГЭ, непоступлением в институт. Все это так же далеко от них, как XXIII век.

Взрослые иногда не понимают, зачем ребенок так долго торгуется, оттягивая момент укладывания спать или усаживания за уроки, — все равно ведь придется это сделать, да еще завтра не выспишься. Но для ребенка «завтра» — это почти никогда, а прямо сейчас он отбил у вас целый лишний час для игр. Победа!

В одном иностранном пособии по СДВГ мне попалась чудесная картинка, идеально описывающая отношения наших детей со временем. В ней было две части: «Что видит Джон» и «Что видят все остальные». Джон видит, что он сидит в лодочке с удочкой — и рыба уже клюет. Ему хорошо и спокойно. Все остальные видят больше: им понятно, что лодочка Джона плывет по течению реки и впереди огромный водопад.

Наши дети в самом деле лишены возможности заглядывать в будущее. Чтобы они справились с концепцией времени, время должно быть для них наглядно. Этому служат и повешенные над рабочим столом календари, где расписан каждый день этого месяца. И песочные часы, которые помогают контролировать себя, и таймеры. Лучше всего использовать не электронные, а механические таймеры вроде кухонных — по ним можно следить, сколько еще времени осталось. Или специальный Time Timer, где оставшийся период времени обозначается ярко-красным сектором на белом циферблате. Купить такой таймер в России, может быть, не очень просто, зато существуют приложения для планшетов и телефонов, которые визуализируют для ребенка понятия о времени – это Sand Timer (песочные часы), Kids Timer и Time Timer. А на сайте online-stopwatch.com можно скачать таймеры для компьютера. Все это очень помогает ребенку понять, сколько времени у него есть на уборку или уроки  и насколько быстро это время уходит.

Однако ставить ребенку таймер и говорить «работаешь до сих пор, а если не успеешь, сам виноват» — это не метод. Это только нервирует ребенка. Ведь дети с дефицитом внимания и самоконтроля обычно не умеют правильно распределять свое время и усилия, поэтому половину отведенного времени предаются путаным размышлениям на тему «я не знаю, что писать»; затем начинают писать и обнаруживают, что время уже кончается; после этого они впадают в отчаяние и устраивают истерику.

Гораздо более разумный способ воспитания представлений о времени предлагает нейропсихолог Ольга Семенова. Мы заводим таймер на 15–20 минут. Если ребенок не уложился, спрашиваем, сколько ему еще нужно, и заводим таймер на это время. С одной стороны, это мотивирует ребенка не тянуть волынку и соперничать с таймером, чтобы обогнать его. С другой — помогает ему понять, сколько времени ему нужно.

Ребенок растет, расписание усложняется. Надо обязательно учить дитя пользоваться записными книжками и ежедневниками, самостоятельно отслеживать свои занятия, тренировки, кружки, репетиторов, домашние задания и т. п.

Липкие листочки-напоминалки, приклеенные на зеркало и к монитору, календари над рабочим столом с ячейками для каждого дня, куда вписаны встречи и мероприятия, планы-графики сдачи зачетов и экзаменов, будильники, календари и напоминалки в телефонах и планшетах — всем этим надо учить пользоваться.

На нашем форуме придумали еще несколько ноу-хау, которые помогают ребенку следить за временем, а нам самим — не выходить из себя.

Первое — это мое изобретение под названием «Гроб на колесиках». Я придумала его, когда работала до 7–8 часов вечера, а вернувшись с работы, обнаруживала, что дочь весь день смотрела кино и таскала шоколадки с кухни. Мне доставалась засыпанная фантиками кухня и несделанные уроки. В один прекрасный день мне это надоело, и я рассказала дочери страшную сказку из моего детства про гроб на колесиках. Сути ее я сейчас почти не помню,  помню только, что радио говорило: «Девочка-девочка, гроб на колесиках едет по твоей улице! Девочка-девочка, гроб на колесиках приближается к твоему дому!» Именно этот метод я и взяла на вооружение. Выходя с работы, я звонила дочери и говорила: «Девочка-девочка, гроб на колесиках вышел с работы! У тебя остался один час двадцать минут!» Следующий звонок я делала, добравшись до метро: «Девочка-девочка! Гроб на колесиках доехал до метро! У тебя остался один час!» Следующий звонок был при пересадке с метро на троллейбус, потом – при выходе из троллейбуса: «Гроб на колесиках выкатился из троллейбуса и едет по твоей улице! У тебя осталось пять минут, чтобы выбросить все фантики!» Эффект был удивительный: я приходила в прибранную квартиру, и даже часть уроков оказывалась сделанной. При этом никто ни с кем не ссорился и никто ни на кого не кричал.

Второй метод получил на нашем форуме название «работать дятлом». Тук-тук, тук-тук, тук-тук. Мы долбим в одно место, монотонно и спокойно напоминая ребенку о том, что он собирался сделать. Но: мы делаем это безэмоционально, не устраиваем ребенку выволочек и не объясняем, почему он нехороший. Мы выполняем функцию телефонной напоминалки или будильника — просто сигнал, на который бессмысленно сердиться.

Когда моя дочь сдавала первую сессию, я спросила ее, чем могу ей быть полезна. Она сказала: «Следить, чтобы я не отвлекалась, только не ругать». Поэтому каждые 15–30 минут я заглядывала к ней в комнату: «Женя, ты работаешь? Отвлеклась? Ты собиралась работать, я напоминаю». Здесь важно, что мама не контролирует ребенка, не берет на себя функцию надзирателя. Эта работа нужна не ей, а самому ребенку — она только его помощник, секретарь, функция, а не грозный начальник с кнутом.

Маме ребенка с СДВГ довольно долго приходится быть его секретарем: следить за его мероприятиями, его долгами, его зачетами, его занятиями. Мы можем передавать ему эти функции постепенно, как учат плавать: сначала держим, потом потихоньку отпускаем, готовые подхватить ребенка, если начнет тонуть.

Но не стоит делать за ребенка то, что он может сделать сам. Некоторые мамы продолжают по инерции работать секретарями у своих выросших детей-студентов, хотя они уже вполне в состоянии сами следить за своим расписанием. Здесь закон простой: если мама делает что-то за ребенка, он не будет делать это сам, даже если умеет.

Ошибиться здесь очень легко: не вовремя отпустишь в свободное плавание — утонет. Не отпустишь — сядет на шею. А где золотая середина, нам никто не скажет. Остается метод проб и ошибок, так что надо учиться не есть себя поедом за каждую ошибку. 

Поделиться
Класс

Книги для родителей

Выбор редакции

Тест. Определите, кто настоящая мама малыша и узнайте новое о своем характере
Девушка устала от советов друзей и семьи и сделала фотосессию о жизни, которой нет
Несколько правил питания во время беременности, которые надо соблюдать, чтобы не было проблем
В инстаграме у Леди Гаги происходит нашествие русских. И все из-за Брэдли Купера
Видео о детях и их мамах, которые участвуют в американских конкурсах красоты
Тест. Посмотрите на картинку и найдите ненастоящую семью. А мы расскажем больше о вашей личности
10 лайфхаков для мам на все случаи жизни
Участвуй в детском конкурсе «Рисуем вместе с Комус»