Дом или работа? Что выбрать матери

Дом или работа? Что выбрать матери

Автор блога Мир как текст Анна Белоглазова-Радулович рассуждает о дихотомии «карьера-семья»

《Как хорошо, что ты родила ребенка и решила не гнаться за карьерой»,- говорят мне подруги матери на пляже. Они сетуют на то что их дочери никак не образумятся и все гонятся за фальшивыми достижениями рабочей жизни. «А как же семья? Время — то идет》.

Сегодня женщины обречены выслушивать подобные пассажи от сочувствующих и сердобольных. Выбравшим карьеру скажут, что их биологические часики тикают (как будто это часовая бомба) и посмотрят на них так озабоченно и немного грустно. А матерей спишут со счетов профессиональной жизни.

Наше общество, несмотря на все разговоры о равенстве женщин и беспокойства мужчин, что противоположный пол уж слишком далеко зашел в процессе борьбы за возможность голосовать, водить машину и выходить на улицу во время менструаций,- наше общество все еще находится на той стадии развития гражданских прав, когда равенство подразумевает полный или частичный отказ от своей природы. Работодатель приветствует в женщинах твердость, решимость и пренебрежение к собственной слабости во имя общей цели. Взгляд на мир, реакция на раздражители и жизненная позиция должны быть максимально приближены к мужским. Нежность, трепетность и интуиция не приветствуются.

Нам предоставляется выбор: отказаться (по крайней мере до тех пор, пока не будет завоевано место в компании) от голоса своего тела и заблокировать свои инстинкты. Или заключить все свои интересы, мысли и желания в границах собственного дома. И тут уже отдаться полностью нежности, слабой трепетности, интуиции, чтению сонников, просмотру телепередач про одежду и разговорам о сердечных делах топ моделей.

Компромисс возможен: быть не здесь и не там. Отдать ребенка на руки нянь, яслей и детского сада и отказаться от серьезных амбиций в продвижении, довольствуясь должностью, до которой успела дойти до того, как природа отметила черты тела почти неприличным увеличением.

В нашем обществе очень много бытового, увековеченного в крылатых выражениях и шутках сексизма. Говорить об этом не принято, потому что мужчины в слове «неравенство» видят происки этих отвратительных горгулий, бородатых женщин, лишенных достоинства, которыми они представляют феминисток. Женщины либо стараются вписаться в существующую систему, довольствуются даже небольшими достижениями и находят утешение в покупках и болтовне, либо стараются превзойти мужчин величиной несуществующих мужских органов.

Пока я жила в Москве на собеседованиях на более или менее ответственные должности работодатели всеми силами, окольно или прямо старались узнать о моем отношении к деторождению и если такое возможно, заручиться моей клятвой на крови, что я честно-честно не собираюсь размножаться в ближайшие несколько лет.

В то же время мужчинам почти никогда не приходится выбирать между работой и домом. А для дипломатов и священников наличие жены является даже желательным.

Почему вообще существует этот антагонизм и почему в частности мы должны в него верить и вписываться? В современной жизни есть все условия для того, чтобы не выбирать. Я хочу иметь ребенка, и у меня есть что сказать миру. Я не хочу подавлять свою женственность и свою интуицию для того, чтобы получить одобрение мужчин. Я не хочу откладывать материнство до того возраста, когда сама его возможность будет под вопросом. Но я также не собираюсь всю свою жизнь подчинять детородной функции.

У меня нет ответов. Я не знаю, как сделать так, чтобы общество было ориентировано не только на обладателей продолговатых органов с их напористостью и темпераментом охотника, но и на всех остальных, кто живет на этой планете. Я не понимаю, почему женщин, детей, животных и растения полагается насильно окультуривать, приводить в соответствие с некой формой, обрезать ветки, подтереть сопли и облачить в такую одежду, чтобы остальные охотники не пускали слюни.

Раньше меня пугало пророчество моего отца, образованнейшего человека, обладающего для меня непререкаемым авторитетом. Он говорил, что беременные женщины тупеют. Потому что все их внимание сосредоточено на вынашивании плода. Я всю жизнь хотела иметь детей, но мне было страшно превратиться в гусыню, которая целый день только и делает что прислушивается к собственному чреву. И я думаю, что это причина по которой многие мои подруги осторожно относятся к идее детей. По крайней мере они откладывают это событие до тех пор, пока будет еще сохранена репродуктивная функция, но мир будет уже исхожен и изучен.

Поэтому забеременев, я приготовилась тупеть. Я поборола внутреннее противодействие и решила принять инертность и недееспособность как неизбежную данность. Я стала гулять, спать, заниматься спортом и неторопливо читать те книги, на которые много лет не было времени. Я прочитала не отрываясь на одном дыхании «Три мушкетера», «Анну Каренину», потом взялась за всего Толстого, включая его дневники и наставления. Я читала современных модных авторов, Бегбедера, Вербера. А потом увлеклась философией. Я читала Аристотеля, Ницше, Кьеркегора, Бодрияра и Канта. Противные приступы тошноты вопреки ожиданиям длились всего полтора месяца. Я много спала и много думала. Я ходила в театр, консерваторию и музеи. Гуляла по лесу. Внезапно и без нажима мои мысли стали собираться в слова. Я сидела на окне и ела бутерброд с соленым огурцом и медом, а через меня текли мысли, идеи и все то, что уже пару лет безуспешно искало выхода. Тексты складывались так, что оставалось только выплеснуть на бумагу. Все было просто и легко. Жизнь становилась очевидной, и неразрешимые дилеммы обретали форму слов.

Это было прекрасно и вдохновенно. Но внезапно я стала переживать о будущем и его неопределенности. Я решила начать какое-то дело без притязаний на интеллектуальность, просто чтобы обеспечить своего ребенка стабильным и ровно в срок поступающим продовольствием. Внезапно я открыла в себе общительность и целеустремленность. По вечерам я писала, а днем составляла стратегию продвижения, искала возможности расширения и договаривалась с коллегами и партнерами. Мне все время было страшно, что меня не будут воспринимать всерьез из-за моего огромного живота. Поэтому я старалась быть максимально собранной, сдержанной. Я четко и деловито обозначала задачи и цели. Люди сдавались под моим натиском, подчинялись создаваемой мной иллюзии и даже переставали внутренне хихикать.

Когда на шестом месяце беременности я пришла в автошколу, меня спросили, буду я платить за одного или за двоих. Праздные зеваки, гоняющие кофе и директор автошколы в большом кресле откровенно потешались надо мной. Это было обидно. И это тоже было стимулом во что бы то ни стало быть собранной, умной и показать всем этим старикам. Именно поэтому я сдала экзамен с первого раза. Хотя возможно, что и представитель комиссии проявил неожиданную гуманность и уважение к моему положению.

Вместо того чтобы тупеть, я получила права, купила машину, решила кем хочу быть и создала бизнес для зашибания бабла. Я не останавливаюсь и сейчас. Последние несколько дней мы с сыном осваивали самостоятельное передвижение на машине. Были и слезы в автокресле, и разряженный аккумулятор на вершине горы с колесами, повернутыми в сторону обрыва. И пара часов на парковках супермаркетов, когда ему хотелось спать только у меня на коленях.

Вчера я закончила процесс открытия своей нко. Попутно поссорившись с людьми, которые не хотели пускать меня с ребенком в министерство внутренних дел. Я метала громы и молнии, упоминала евросоюз и права женщин. В министерство мне пришлось пройти одной (ребенок остался с мужем). Но моя организация еще займется этой проблемой, дайте только срок.

Сейчас совершенно новое время, и нам придется это принять, как бы мы не тосковали по старым добрым дням, когда не было всех этих бездушных смартфонов и социальных сетей, и все мы общались непосредственно и непринужденно/резвились беспечно во дворе. За теперь мы можем учиться и работать, сидя в своем кресле в домике на озере. Мы можем узнать практически все о шумерских таблицах и том, сколько сыновей было у Мухамеда, и для этого не нужно ехать через барханы на осле, попутно отбиваясь от разбойников.

Наличие телефона с интернетом дает женщине, которая недавно произвела на свет человека возможность читать книги, отвечать на почту и проверять бронирования своего мини отеля и заполнять заявку для открытия нко пока ребенок сосет грудь. Оно позволяет слушать аудиолекции о театре Брехта во время растопки печи и мытья посуды. Надиктовывать на телефон конспект своего текста во время прогулки по лесу. Давать уроки сербского по скайпу.If there is a will there is a way.

Непросто быть с ребенком целый день. И если бы не было двух часов в день, когда я сдаю ребенка бабушке, пью чай в кафе на берегу и собираю все свои мысли заметки в кучу, я очень быстро стала бы всклокоченной разъяренной мигерой. Эти два часа значат для меня очень много и дают возможность наслаждаться непрерывным общением с младенцем все остальное время.

Если есть поддержка, то мир с появлением ребенка становится только полнее. Это большая ответственность, но в то же время и невероятный приток энергии, и огромная любовь. Идеи вспыхивают как огни. Каждое (даже самое маленькое) достижение приносит удовлетворение и подстегивает не останавливаться. Может быть это только в моем случае, потому что я всегда хотела иметь ребенка, и теперь он у меня есть. Потому что мне приятно и весело быть такой, какой я всегда хотела быть. Мне приятно, что папа в этот раз не был прав, а жизнь гораздо шире шаблонов и ограничений.

Поделиться
Класс

Мир женщины

Выбор редакции

Выберите елочную игрушку и получите пожелание на Новый год
9 новых мультфильмов, которые мы советуем посмотреть с детьми
Котенок-сирота прибился к собаке, которая потеряла щенков. И она стала ему мамой
«Холодное сердце – 3» могут запретить в прокате в России из-за пропаганды гомосексуализма
В Самоа 52 ребенка умерли, заболев корью. В стране эпидемия из-за антипрививочников
Как сэкономить время на продуктовом шоппинге?
Что подарить детям из детского дома
Семь опасных мифов о простуде!