Приёмные родители шокированы законопроектом об усыновлении

Приёмные родители шокированы законопроектом об усыновлении

Министр просвещения Ольга Васильева анонсировала законопроект, ужесточающий правила усыновления. В частности, она предлагает ограничить количество детей в семье усыновителей тремя — включая биологически родных детей. Она уточняет, что это ограничение носит рекомендательный характер. Усыновители возмутились

Приёмная мама Светлана Строганова пишет:

«Давайте знакомиться.
Меня зовут Света Строганова, и у меня шесть детей.
Старшая — Сашка, живет уже отдельно, у нее уже своя семья.
Со мной постоянно проживают пятеро.
Степа — самодельный, Соня, Назар, Оля и Полина — приемные.

Мы утром все думали, что же такое случилось с министром образования г-жой Васильевой, почему вдруг так она начала угрожать приемным родителям? (я сегодня утром об этом писала)

Оказывается, это не просто «вожжа под мантию попала».
Я читаю проект федерального закона, который сейчас втихаря рассылается по регионам.
Ну вернее, уже не втихаря — из разных источников утечка пошла (готова предоставить всем заинтересованным лицам документ).

Так вот, например, согласно этим поправкам, количество детей у приемного родителя, включая кровных детей, не может превышать трех человек.

То есть, если у меня есть своих двое детей, то я смогу взять только одного. Если трое — то уже все, мне дорога к приемному родительству закрыта.

Давайте я объясню, что это будет означать в практическом плане.
На фотографии мои дети.
Я зачеркнула тех из них, кто остался бы в детском доме (скорее всего, навсегда), будь такой закон принят несколько лет назад.
Почему?

Назар — ребенок взят из дома ребенка для детей с нарушениями центральной нервной системе и поражением мозга. Перинатальная энцефалопатия, задержка психического развития, задержка двигательного развития, контакт по Гепатиту С, мама — наркоманка, отсутствие полного юридического статуса, предстоящие длительные судебные процессы.

Оля — почти 5 лет, ребенок не ходит, не говорит, диагнозы — ДЦП, гидроцефалия, врожденный порок сердца, умственная отсталость, косоглазие… да в принципе, уже хватит, хотя там еще можно покопаться в карте.

Полина — 14 лет, подросток, дважды возвратная, региональная, мама алкоголик, папа алкоголик и наркоман.

Ведь понятно, что за ними и так очередь не стоит, да?
А если уменьшить количество приемных родителей в несколько раз, то шансов у этих детей попасть в семьи практически не было бы.

Сейчас в системе официально 50 000 сирот (на самом деле больше, это отдельная тема).
Министерство просвещения, в прошлом образования, рапортует уже 2 года подряд, что количество устроенных детей в семьи превышает количество выявленных детей-сирот. А значит, сирот становится меньше.

Если этот закон примут, сирот станет больше. Намного больше. Очень сильно больше.
И значит, такой ребенок как Оля просто умрет в стенах ДДИ и никогда не пойдет и не заговорит, Такой ребенок как Назар за свой буйный нрав станет постоянным посетителем психушек (это метод воспитания в детских домах активно практикуется), Такая девушка как Полина максимум выучится на штукатура. Если повезет. Если не сопьется и не сторчится.

Именно это Министерство просвещения называет заботой о детях-сиротах?

По-моему, это обозначается другим словом.
Людоедство».

«Второй день участвую в различных обсуждениях законопроекта Минпросвета, где ключевым гвоздиком в гроб приемного родительства может стать ограничение по количеству детей в семье. Не более трех. Всего, включая кровных. Это и для усыновления, и для опеки так — не более трех.
Вопросов к закону огромное количество, но это будет отдельным постом.

Самый главный вопрос, который явно или неявно сегодня всплывает — это «зачем они это делают?» Зачем этим усыновителям столько детей? И зачем им столько больных детей? Зачем они превращают свою жизнь в ад? Почему они «пачками» набирают детей с диагнозами?

И хорошо бы, если это объяснялось бы просто — корысть. Выплаты. Мол, это такие бабки сумасшедшие, что можно мильонером сразу стать.

Так ведь нет. Какие-никакие выплаты есть в Москве, но и то. А в регионах, где 5 или 7 тысяч на ребенка? Ну как тут разбогатеть? Да даже если десяток возьмешь, их же, этот десяток, и кормить/лечить надо, уже не говоря о том, что времени и сил сколько на них уйдет.

И действительно, получается, что приемные родители в глазах одних — это какие-то святые люди, эдакие матери Терезы (хотя вот сегодня была версия, что мать Тереза не просто так, а потому что бабки на приют шли, пахала), которые кладут свою жизнь на алтарь материнства, причем детей выбирают жутко сложных, и просвета они не видят, и это, конечно, круто, но блин не для нормальных («я так точно не смогу»). Возможно, конечно, эти святые и заработают себе авансом ништяки в загробной жизни, но тутошнюю они ведь делают полной лишений и тоски.

В глазах же других такие приемные родители — это какие-то безумные, которые вообще непонятно с какой мотивацией действуют. Сегодня сделали хорошее сравнение с тетками, которые по 40 кошек в квартире держат. Их тоже в обществе считают слегка не в себе — ну примерно так же, как и приемных родителей с кучей (или маленькой кучкой) сложных детей.

И когда пресса год с лишним назад предложила версию «это они все за бабки», внушив обществу, что приемные родители — тайные миллионеры, наживающиеся на бедных сиротках, многие вздохнули с облегчением: «Уф. Слава труду. Это не святые, и не сумашедшие, там просто за бабки. Тогда все ясно. Тогда отлично, я наживаться на сиротах не хочу, я порядочный человек, у меня все ок. Ну а они пусть живут, как хотят — это будет на их совести».

Но оказывается, что не проходит теория про бабки. Даже те многие семьи в регионах, которые как бы берут приемных детей, потому что в селе нет работы, тоже не жируют. Да, они получают более-менее вменяемую по местным меркам зарплату (допустим, 25-30 тысяч человек за пять и столько же на пособия, и, кстати, платят налоги). Жить можно. И живут, слава богу — и это все равно лучше, чем в детском доме, потому что эти сельские детские дома это совсем беда бывает.
Но теория о подпольных Корейках рассыпается.

И тогда опять получается, что непонятно, чего они.
Лет 9 назад, когда я читала усыновительские форумы и только подбиралась к этой теме, я иногда видела обсуждения приемных мам своих сложных детей и сразу убегала: «Не. Ну это совсем не мой вариант. Они, конечно, может и герои, но они какие-то дурные герои. Нафига себе жизнь портить?»

На тот момент у меня было двое детей — старшая Сашка (я вышла замуж за отца-одиночку) и Степка (наш общий с мужем).
Я хотела еще детей, беременность не получалось, попытка ЭКО провалилась, гробить свое здоровье еще попытками мне не хотелось, да и шансы были небольшие (я очень внимательно изучила форум ЭКОшек, даже была там одно время модератором и переводила материалы с немецкого и английского).

Поэтому совершенно логично мне пришла в голову мысль: «А что если усыновить?»
Мне хотелось мальчика. Здорового маленького симпатичного младенчика (причем, национальность для меня роли не играла, я все равно не собиралась скрывать).
Все, что мне было нужно от системы — это оформить какие там нужно документы и принести домой малюсенького грудничка.

Я не видела никакой крамолы в этом желании, а еще до кучи в мечтах моих мне рисовалось, что этот ребенок вырастет, станет офигенно известным, и все газеты будут писать, какая я крутая 🤪🤣, такую знаменитость разглядела в сироточке, брошенной на погибель своими непутевыми родителями. Это было не обязательным, конечно, это я так иногда себе такую роскошь позволяла — размечтаться. Главное, чтобы ребенок был здоровый и умненький.

И вот именно таким образом, с такой мотивацией у меня появился первый приемный ребенок — я просто хотела еще малыша.
Правда, получилась девочка, а не мальчик, и это отдельный анекдот, я даже не так давно,кажется, писала об этом.

Я взяла 7-месячную практически здоровую девочку (медицинские диагнозы системы я к тому моменту очень хорошо изучила и научилась грамотно «читать карты» сирот, что просто страшные слова, а что и правда нужно смотреть внимательно), и поскольку я очень тщательно готовилась (это тоже отдельная история), у меня не было адаптации вообще.
Соня была такая, как будто я сама ее родила — это была любовь-любовь ❤️

Через несколько месяцев в разговоре, кто до какого возраста кормил грудью, я сказала, что Степу до года, и начала вспоминать, до скольки я кормила Соню, и злилась, что никак не могу вспомнить. И только потом меня вдруг осенило,что я ее не рожала, а взяла уже «готовую» — настолько она была моей-моей.

Вот так я впервые стала приемной мамой.
Никакой святости или сумашествия в этом поступке нет, это был обычный материнский инстинкт.
Нас у мамы с папой было трое, поэтому совершенно естественно мне было хотеть как минимум трех детей»

 

Поделиться
Класс

Многодетность

Выбор редакции

Мама наряжает дочку в образы знаменитостей. Получается шедеврально!
13 примеров неподражаемой детской логики, которые украсят ваш день
Женщина родила долгожданную дочку после того, как родила 10 сыновей подряд
Простая деталь, которая спасает тысячи детских жизней
Тест. Выберите животное, которое вы увидели первым, и мы расскажем вам о скрытых чертах вашего характера
4 чайлд-френдли города для путешествий с детьми
Детская коллекция — взрослое счастье
«Вшивые» мифы: что нужно знать о вшах