ЭКО: «Самое тяжелое в нашем деле — ждать»

ЭКО: «Самое тяжелое в нашем деле — ждать»

Искусственное оплодотворение — непростое решение, но для многих это единственный шанс стать родителями. Понимая всю сложность процесса, бесконечно уважая силу воли тех, кто проходит путь ЭКО, Мама.ру публикует четыре откровенные и честные истории о бесплодии, борьбе, терпении, любви и рождении новой жизни.

  О том, каково это — пройти процедуру ЭКО — нам рассказали четыре женщины разных возрастов, из разных городов, с разными биографиями и причинами, подтолкнувшими их к искусственному оплодотворению. Но всех их объединяет одно: они счастливые мамы.

Нина

30 лет, Москва

Мне 30 лет, в декабре 2015 года я стала мамой долгожданной дочки Киры. Сейчас это звучит так естественно, но предыстория была долгой. Я всегда думала, что забеременею сразу, чуть ли не от «чиха». Но вскоре выяснилось, что не всегда это случается быстро и просто. Началось долгое ожидание. Планирование. Походы по врачам. А ведь сколько врачей, столько и мнений, диагнозов. Мою голову разрывало на части. Все вокруг беременели и рожали детей. А я только думала: «А как же я? Когда придет моя очередь?».

Спустя примерно год после начала попыток прозвучало: «Вам поможет только ЭКО, не тратьте время». Для меня это было сродни смертному приговору. Еще год ушел на то, чтобы смириться с этой мыслью. Мой муж (спасибо ему большое) терпеливо ждал, когда я приму для себя мысль об ЭКО.

К своему первому в жизни протоколу я готовилась очень тщательно. Даже посетила стоматолога, так как была уверена: я забеременею сразу, с первой же попытки. Подготовка, анализы и процедуры заняли около двух месяцев. И в начале декабря 2013 года я вступила в первый ЭКО-протокол. Все было в новинку, пришлось научиться делать себе уколы в живот, принимать лекарства строго по часам и очень беречь себя.

Наконец этап стимуляции подошел к концу, на пункции взяли восемь яйцеклеток, а через 5 дней нам сказали, что эмбрионов получилось две штуки, все остальные нежизнеспособны. Я помню, что не расстроилась, а подумала: «Будет двойня!». Это ж целое богатство. Перенос двух отличных, по словам врачей, эмбрионов состоялся в середине декабря. И потянулись две недели, через которые должно было стать ясно: получилось или нет. На носу был Новый год. Я верила в новогоднее чудо.

Но чуда не случилось. 31 декабря вечером начался новый цикл. Это был, пожалуй, худший Новый год в моей жизни. Потом в течение года были еще две неудачных попытки в этой же клинике, много неприятных моментов, что и заставило меня уйти из этого медучреждения. Я не верила больше врачам, и мне казалось, что нам уже никто не сможет помочь.

В протокол больше не хотелось. Уколы, лекарства, таблетки, УЗИ до такой степени опостылели… Начали мелькать мысли об усыновлении. Мы решили, что пришло время отдохнуть. Я давно мечтала о Филиппинах. Это было то, что нужно. Далеко, волшебно, незабываемо. Я вернулась с новыми силами и желанием победить. И если в голове моей до отъезда был хаос, то после возвращения у меня был план. Найти врача, в котором я не буду сомневаться.

Очень быстро мы с мужем нашли такого доктора. Когда я вышла из его кабинета, не было в моей голове больше непонятных моментов, все по полкам разложилось. Мы начали без промедления готовиться к новому протоколу. Четвертому.

В январе 2015 года началась стимуляция. Мы с мужем очень переживали, пока ждали хоть каких-то вестей о наших эмбрионах. Получилось их у нас пять не самого хорошего качества. Но я знала: надежда всегда есть. Перенос отложили до весны, эмбрионы криоконсервировали. Нужно было дать передышку организму. Я очень ждала весны. Самое тяжелое в нашем деле — ждать.

И вот настал долгожданный день 14 марта 2015 года. Перенос одного эмбриона прошел быстро, доктор показала на экране белую точку, подробно рассказала о том, что делать дальше, расписала схему приема лекарств, уколов, объяснила, как себя вести беременной женщине, и мы попрощались. Ненадолго.

Утром на пятый день после переноса две полоски были уже хорошо различимы. Но я ждала ярких двух полосок, а не каких-то там бледных. Я делала тесты по 25 раз в день. Мне все не верилось, что они становятся ярче и что они мои. Я начала сдавать ХГЧ, и в какой-то день получила цифру 30 тысяч — тогда тесты делать наконец перестала.

На 19-й день после переноса мы с мужем увидели первый раз нашу кроху. Черное пятнышко на экране — плодное яйцо внутри меня… А еще через две недели нам дали послушать сердце. Наше родное сердце. Теперь это маленькое сердечко лежит в своей кроватке и уже улыбается родителям. Всем, кто ждет долгожданного чуда, я хочу сказать: не сдавайтесь, если падаете, поднимайтесь и идите к цели. Дорогу осилит только идущий. Детям обязательно быть!

Татьяна

24 года, Тверь

Иногда кажется, что с тобой что-то не так. Вроде бы все хорошо, даже идеально, но мысли посещают разные. Я вот родилась в большой семье и верила, что, когда вырасту, выйду замуж по любви, муж будет у меня единственным, как и я у него, и детишки у нас будут получаться от одного только взгляда. По большому счету, во многом так оно и получилось. Познакомились мы еще совсем зелеными — мне 15, ему 17. Все впервые, как и мечталось. Он — моя лучшая подружка, я — его лучший друг. Совместная учеба, затем бизнес, первая собака, свадьба.

И вот настает тот самый миг: а не пора ли за детишками? Решено, пора! Первый секс с целью забеременеть — просто волшебный, мозг и тело пищат от восторга. Хорошо-то как! Ждем две полоски на заблаговременно купленном тесте. Полоска одна — слез много. Как же так, мама же все детство говорила, что из всех ее подружек только она без лечения смогла забеременеть с первого раза. Я-то чем хуже? Здоровые люди, партнеры единственные, любовь-морковь, все дела…

Списываем эту попытку на «во время овуляции плохо старались». Дальше то же самое. А тем временем беременеет моя сестра вторым малышом, и мы с ней обсуждаем, что вот-вот и у меня будет животик. Снова попытки, начинаются слезы: «Да что же со мной не так?».

Полгода впустую. Пошли ко врачам. Все анализы сдала: можно хоть в космос. У мужа тоже все мазки и гормоны отличные. Ждем результат самого непростого анализа, спермограммы. Но есть уверенность, что все отлично. Анализ приходит на электронную почту через десять дней утром. Муж пересылает мне письмо. Открываю спокойно, просматриваю и обалдеваю. Астенотератозооспермия (бесплодие — прим.ред.).

Начинаем думать: может, все из-за неправильного сбора анализа? Может, слишком большой срок воздержания был? А может, пока везли в лабораторию, что-то с условиями перевозки случилось? Записались к первому попавшемуся урологу. Прописал БАДы и сказал, что это все ерунда и причина во мне.

Верим на слово, покупаем БАДы и начинаем изучать тему бесплодия. В процессе я прихожу к выводу, что нужен хороший андролог, а не уролог. Находим такого. На приеме он выписывает кучу анализов, подробно расспрашивая про жизнь мужа. На вопрос о том, чем и когда болел, ответили. Он отдает листок с направлением на анализы, и тут я вспоминаю, что муж часто болел ангинами в детстве. Ерунда, конечно, как это может быть связано, но все-таки говорю об этом. Доктор призадумался и написал нам еще один анализ, дорогой генетический на определение мутаций в гене муковисцидоза #CFTR. Он готовится около десяти дней, а все остальные уже были готовы на следующий.

По готовым анализам все снова идеально, ждем генетику. Приходит утром на почту. Открываем и — опа! Гетерозиготная мутация 5Т/7Т. На приеме доктор смотрит результаты и говорит нам одну из самых страшных вещей, которые мне приходилось слышать: бесплодие, пути решения только ЭКО+ИКСИ+ПГД. На вопрос, каковы шансы на успех, учитывая, что я здорова и молода, получаем ответ: шансов мало, мол, на моей практике с такой мутацией редко получается. Это был шок.

На этом фоне у меня к чертям слетела щитовидка, ТТГ вышел за границы нормы, что плохо на этапе планирования. Морально было невероятно тяжело. Рассказала сестре, точнее, она выудила у меня информацию. Чуть позже я сообщила маме и уже после того, как нашла клинику, всем остальным, включая свекровь, для которой это был нереальный шок.

Начала искать лучшие клиники с хорошей эмбриологией. Запись к нашему врачу, Павлу Базанову, была на весну. Но чудом на форуме нашла комментарий одной девочки, которая написала, что ей первичный прием не нужен и она готова свою запись на октябрь уступить. Записалась я, и поехали мы в Москву на прием.

Тряслась, как лист осиновый. Тем более, доктор мужчина! А я ж такая застенчивая. Пока ждали своей очереди (а мы приехали заранее, мы ведь из другого города), смотрели на людей вокруг, кто уже с животиком, кто с цветами и детишками приехал, кто сидит трясется, как и мы, а кто-то явно расстроен. Наша очередь. Заходим в кабинет, я с папкой анализов, бледная. Но доктор начинает говорить, и сразу так хорошо становится. Очень-очень позитивный доктор. Посмотрел все анализы, спросил кто что говорил нам, сделал мне УЗИ. Сказал, что проблема не такая уж и страшная и не уверен, что есть смысл делать ПГД, но раз андролог отправляет, ориентируемся на предложенную ранее схему.

Мы так обрадовались! Сдали кровь для обработки к подготовительному этапу ПГД (очень дорогая вещь). Тут же сдали анализ на расширенные мутации муковисцидоза, и муж, и я. Получили результат: у меня мутаций нет, у мужа только одна, та же, которую выявили раньше. Позвонили доктору, он засомневался в необходимости ПГД и отправил нас на консультацию в Медико-генетический центр в Москве.

Пришли на консультацию, и генетик нам сказала, что риск передачи мутации ребенку общепопуляционный, и смысла делать ПГД нет. Это здорово, так как и само ЭКО удовольствие недешевое, а с ПГД так вообще космос, плюс дополнительный стресс для эмбрионов. Позвонили доктору, он сказал, что деньги за подготовительный этап вернут без проблем (а я уж и не надеялась).

На вопрос мужа о том, хорошие ли у нас шансы, Павел Александрович ответил: «Вы молоды, жену можно ткнуть пальцем, и из нее яйцеклетки посыпятся, мутация не страшная, так что все получится!»

Решено идти в протокол! Но не тут-то было. Всплыла моя щитовидка с повышенным ТТГ. Прием гормонов до нормализации уровня ниже 2,5. А это не так быстро, как казалось. В общей сложности от первичного приема до начала протокола прошло пять месяцев. А время тянется, как резина, когда ждешь чего-то.

На улице апрель, приезжаем на прием для начала стимуляции. Доктор смотрит все анализы, делает УЗИ — все отлично, начинаем! Потом все по плану: уколы в живот (сначала колола сама, а потом стала так нервничать, глядя на живот в синяках, что вколоть шприц я просила мужа), мониторили, как растут фолликулы. На микродозе «Пурегона» росло от трех до пяти фолликулов. Я, конечно, расстроилась, думала, будет больше. Тогда я еще не понимала, что количество не равно качеству.

Назначили день пункции и укол «Овитреля» (для того, чтобы фолликулы созрели). Все сделали четко по времени, рано-рано утром поехали в Москву на голодный желудок, ибо наркоз. Я думала, что умру от страха, жажды и голода, так как в общей сложности спала я полтора часа и то кое-как, потом дорога, потом ожидание пункции. Ну, ничего: вот уже и смешная ночнушка, катетер в руке, тетя-анестезиолог, шуточки от моего доктора. Спрашивают во время укола-триггера, готова ли я. Отвечаю утвердительно, потолок поплыл…

Просыпаюсь от жуткого холода, руки-ноги не слушаются, пошевелиться не могу, тошнит. Живот болит, на нем лед, медсестры предлагают чай с печенькой. Тошнит так, что прошу утку на всякий случай и обезболивающее. Делают укол, и теперь задница болит гораздо больше живота. Пересилила себя, выпила чаю, стало полегче. Зашел Павел Александрович и сказал, что получили 5 ооцитов, из них 4 зрелых. Будут делать ИКСИ. Мы уехали домой, ждать дальнейшего развития событий. Каждый день звонила эмбриологам, справлялась о судьбе наших эмбрионов. Все четыре развивались нормально. На четвертые сутки нас вызвали на перенос, который прошел без проблем.

Началось самое сложное, 14 дней ожидания роста ХГЧ. Надеялись, что все получится, молодые же. На десятый день сдаю кровь, но там ноль, уже стало ясно, что не в этот раз, отменили поддержку. Слезы, конечно, были: обидно очень. Но делать нечего, копаем дальше!

Сама себе назначила кучу анализов, начиная с мутаций гемостаза и заканчивая анализом на анти-ХГЧ. По гемостазу нашлись не сильно страшные мутации, стала по рекомендации гематолога пить курантил и фолиевую кислоту в лошадиной дозе. Готовимся к протоколу, хожу на УЗИ. И раз — какая-то штука в матке с подозрением на полип крошечный.

Ждем следующего цикла, чтобы опять посмотреть на УЗИ. Ничего не нашли, доктор назначил лекарства и мониторинг роста эндометрия. Никогда с ним проблем не было, а тут не растет нормально — и все тут. Решаем цикл пропускать. В следующий цикл иду на УЗИ — опять подозрение на полип. Советуюсь со своим гинекологом и репродуктологом, и они направляют меня на офисную (диагностическую) гистероскопию. Нашли крошечный полип, который тут же и удалили без общего наркоза. Пропускаем еще цикл.

Декабрь наступил. Иду на УЗИ в начале цикла, все хорошо. Решили попробовать крио в естественном цикле. Мониторили рост фолликула. А он все растет и растет. Боялись, что перерастет в кисту, поэтому укололи ХГЧ и поехали на пятый день на перенос. Приехали. Перенос дался непросто, ужасно хотелось писать, а мою очередь еще на час задержали, так что было вообще невмоготу. Тем не менее, 25 декабря, в католическое Рождество, мне перенесли две оставшиеся снежинки. Началось время ожидания, снова!

Грудь налилась, и все, больше никаких симптомов. Потом ее как-то отпустило, и я уж думала, что ничего не получилось. Сделала тест. Смотрю и ничего не вижу, только контрольную полоску. Сердце колотится, понимаю, что снова пролет, похоже. Кладу тест в сторону, мою руки и думаю, как мужу сказать. Руки помыла, беру тест и… вижу бледную вторую полоску. Бегу к мужу, показываю ему тест и все спрашиваю, не чудится ли мне? А полоска все темнее и темнее! Страшно радоваться было. Вечером сделала еще тест, и тот же результат. Счастью не было предела. Страхов стало еще больше: дождаться УЗИ, есть ли эмбрион, а сердцебиение, а в матке или в трубе, один или два? В общем, не знаю, как мы дождались УЗИ. В итоге на 20-й день подсадки эмбрион был с сердцебиением уже.

Беременность протекала идеально, никаких проблем, все просто шикарно было. А вот на родах что-то пошло не так, и пришлось делать ЭКС (сейчас понимаю, что врачи во многом перестраховывались из-за ЭКО, но главное, малыш здоровый), но это уже отдельная история. В итоге 10 сентября 2015 года, мы стали родителями чудесного мальчика Роберта, и это просто непередаваемо! Теперь мы ждем восстановления после кесарева и завершения грудного вскармливания, чтобы пойти за следующими детишками.

Елизавета

34 года, Санкт-Петербург

Мне было 20, я попала в больницу с подозрением на воспаление придатков. С острой болью. Пролежала неделю. Через неделю ночью потеря сознания, экстренная операция, диагноз — разлитой перитонит, аппендэктомия. Почистили всю брюшную полость, залили антибиотиком, отправили домой. Весь следующий год я провела в больницах. Я объехала их все, некоторые по 2-3 раза. Дома проводила примерно по две недели в месяц. Постоянные воспаления всех органов малого таза и брюшины по очереди. В основном придатков. Несколько раз почек. Блуждающее воспаление после перитонита.

Потом наступил блаженный перерыв в несколько лет. Я постоянно обследовалась, все было в порядке. Пока однажды не увеличился живот. На УЗИ — киста яичника, очень большая. Лечили комбинированными контрацептивами. Не помогло. Экстренная диагностическая лапароскопия. Оперировали семь часов. Гигантский гидросальпингс в одной из труб. Обширный спаечный процесс. Гидрос закапсулированный, такое бывает. В крови симптомов не дает. Мне спасли жизнь, и все репродуктивные органы, кроме одной трубы. Ее удалили.

Прошел ровно год, и ситуация повторилась с другой трубой. Вердикт врачей — только ЭКО. Ну, я не замужем, много работаю, делаю карьеру. Жду суженого.

Он находится. Мне 31. Мы вступаем в свой первый протокол. Это было ровно 2 года назад. Мы полны радужных надежд. Конечно, у нас же трубный фактор! Самый легкий. Первая стимуляция проходит отлично. Пункция тоже сносно. У нас 15 прекрасных ооцитов. На третий день их остается четыре. Два замораживаем, два переносим. Ждем ХГЧ. ХГЧ меньше одного. На разборе узнаю, что все мои эмбрионы с фрагментациями. Поэтому их и переносили на третий день, боялись, дольше не проживут. Ухожу к черту из этой клиники, проклиная их и плюясь. Начинаю внимательно изучать тему и советоваться.

Понимаю, что перенос и крио моих эмбрионов в такой ситуации — обман. Прихожу к новому врачу в новую клинику. Вся опять радужная такая. Идем в новый свежий протокол. Очередная вера в успех.

Протокол и пункция проходят отлично, ооцитов много. Удар утром в день предполагаемого переноса — эмбрионов нет. На пятый день замерли все. Умираю. Пью водку пополам с «Новопасситом» .

На разборе первый раз слышу комбинацию — донорский ооцит. Не верю. Отрицаю. Идем в третий свежий протокол. Верю с трудом. Радуги потухли. Получаем 13 эмбрионов.

 К пятому дню остается один. Прекрасный. Целенький, крепенький и красивый. Переносим. ХГЧ хороший. Молимся. На приеме репродуктолога видим сердечко. Молимся. Верим!

Через пару дней на приеме гинеколога сердца нет. ХГЧ падает. Тогда умерла моя вера. Я перестала верить. Совсем. Я решила, что без нее лучше. Без нее я сильнее. Лучше всего я умею бороться. И я стала бороться. Со всем упорством, на которое была способна.Чистка прошла легко. Стало пусто. Вердикт доктора: донорская яйцеклетка. И точка. Генетический анализ показал двойную трисомию, с такими эмбрионы не живут. Диагноз — генетическая поломка в моих клетках. Какая — черт знает.

Я связывалась с лучшими врачами Санкт-Петербурга, Москвы, Израиля, Америки, Кореи… Анализы и обследования не помогли нам выявить причину, а уж тем более устранить. И мы пошли на протокол с донорским материалом. Купили шесть крио-ооцитов. Эмбрионов вышло четыре.

Первого перенесли в декабре, ХГЧ ниже одного. На седьмой день после переноса отменили поддержку и решили с доктором идти сразу же в этом цикле в новый крио-протокол. Раз уж у нас все в порядке, и мы готовы. А мы были готовы. Еще как! Перенос еще двух шестидневок-троечников состоялся 31 декабря. Я выпила бокал вина, наелась оливье и до утра гуляла в гостях. Потом все каникулы гуляла. Не лежала ни дня. ХГЧ прекрасный. Я получила его в Рождество. Плодное яйцо есть, сердечко есть.

Дальше… Дальше как у всех: мазня, опять мазня, ложка крови, больница, постельный режим на два месяца, токсикоз, первый скрининг. У нас мальчик! У меня будет СЫН. Я звала его «йожиком». Он на одном УЗИ был похож на ежика в тумане из мультика.

Теперь это самый красивый мальчик в мире, точно вам говорю. Это мой приз. Я победила. Девочки мои родные! Знакомые и незнакомые, далекие и рядом. Я пишу это для того, чтобы вы никогда, слышите, никогда не опускали руки. Не падали лицом вниз. Боритесь, родные мои! Оно того стоит!

Ольга

35 лет, Москва

Первый ребенок у нас получился быстро, даже слишком быстро, так как мы еще не были женаты. Второго малыша мы решили планировать, когда крепко встанем на ноги, приобретем жилье, хорошую работу и прочие атрибуты стабильной жизни.

Прошло немало лет, для того чтобы всем этим обзавестись, проблем со здоровьем не было, и мы решили поехать в отпуск за малышом. 14 дней моря, солнца и безграничного счастья, к концу отпуска я понимаю, что получилось, я ведь даже не сомневалась, но радоваться боюсь. Все эти тончайшие намеки, ведь они могли быть из-за моего большого желания. Приезжаем домой, жду дня Х, делаю тест: «Есть, две полоски!». Рады! Муж говорит, что он даже не сомневался. Я помню, что раньше, чем через две недели к врачам идти не стоит, успокаиваюсь, даже несмотря на то, что полоска-то слабовата, но я уже выбираю кроватку.

Прошло полторы недели. В один из дней я с ужасом обнаруживаю коричневые выделения. Но это ведь не кровь. Ничего страшного. Едем тут же к врачу. Осмотр. И два диагноза под вопросом «угроза прерывания» или «внематочная беременность». Второй диагноз даже не слышу. Укладываюсь в стационар и еще две недели сохраняем с врачом малыша, так как по анализам ХГЧ растет как положено, но на УЗИ ничего нигде пока не видно. А когда увидели, подтвердился второй диагноз — внематочная беременность. Казалось, что это было не со мной и в каком-то сне. У меня никогда не было проблем! Почему так случилось?! За что?! Я ведь его уже так сильно люблю! Я уже выбрала кроватку и знаю, куда мы ее поставим.

Но надо было быть сильной. Только в больничной душевой кабине я рыдала в голос, сползая по мокрым стенам. Я просила прощения у этого малыша. Он же не виноват, что не там, но он тоже очень хочет жить. Но ему не выжить. Операция. Реабилитация. Через полгода начинаем снова.

Месяц, второй, третий. Прошло полгода. Все окружающие говорят, что я зациклилась, что надо расслабиться и просто жить. А мне теперь страшно. Я каждый месяц пытаюсь ощутить, где произошла овуляция.

Ровно через год я снова чувствую все эти тонкие намеки, боюсь радоваться, но понимаю, что все-таки это оно. Сразу же бегу сдавать анализы, тест рисует призрачного призрака. По анализам пришел непонятный результат: ХГЧ 3,5+++. «Ни подтвердить, ни опровергнуть нельзя». Думаю, что еще рано, и, возможно не хватает прогестерона, но начинаются очень болезненные месячные — мир тогда как будто снова рухнул. Начался новый цикл, а для меня это было очень тяжело морально. Через неделю, совершенно не зная зачем (мы же такие, девочки, надежда умирает последней), делаю снова тест, и он показывает вторую полоску. Очень слабую, но гораздо ярче, чем неделю назад. ХГЧ показывает 18! Я понимаю, что эмбрион либо зацепился где-то и ему, возможно, нужно помочь, нужна грамотная гормональная поддержка, либо это биохимическая беременность. Но в любом случае нужно наблюдение.

Таким образом, ровно год спустя я оказываюсь в той же самой больнице, под наблюдением того же врача, с тем же самым вопросом — где? ХГЧ начинает расти нормально, даже как будто врач начинает верить в «светлое будущее», но я себе не позволяю. Я не разрешаю себе в этот раз «выбирать кроватку». Слишком больно было в прошлый раз. И через две недели получаю диагноз «внематочная беременность в оставшейся трубе». Я читала, я знала, что оставлять трубы — это обрекать себя на возможность повторения ситуации. Я не хотела. В этот раз я была кремень. В этот раз я успокаивала своего доктора, а не он меня. Я просто знала, что мы пойдем дорогой ЭКО! Как ни странно, но не было ощущения тупика. Для меня будто открылась дорога. Выписывалась я с боевым настроением!

Еще в больнице я вступила в сообщество ЭКО на одном из форумов, где в последствии находила ответы на все свои вопросы, где нашла много подруг и друзей. Дорога за детьми гораздо легче, когда ты идешь не один, когда есть подсказки и советы. За это время я узнала все самые лучшие и худшие клиники Москвы, лучших репродуктологов, врачей-узистов, гемастазиологов. Когда и какие анализы сдавать, как получить квоту или направление по ОМС.

Я узнала все, что мне было нужно, и через пять месяцев мы вступили в протокол. Самый легкий фактор — трубный! Раз плюнуть. Но, увы, пролет. Позже я выяснила, что большой процент неуспеха мог быть из-за того, что триггером овуляции был выбран диферилин. При его использовании процент наступления беременностей снижается до сотых. Зато не бывает гиперстимуляции! Вот так врачи обезопасили себя от грозного осложнения, а то что не получилось — «так бывает». Хорошо, что у нас остались эмбрионы, и через три месяца я пошла в крио-протокол в естественном цикле.

Что-то за это время произошло внутри меня. Я шла на перенос очень спокойная, уверенная (не в том, что получится, а в том что все равно получится когда-нибудь, а сейчас будет так, как нужно сейчас)! В этот раз я очень прочувствовала момент, когда перенесли эмбриона. Ему было целых три месяца холодно, он ждал меня. Ждал маму. Мама пришла и забрала, а он остался…

Беременность не самая тяжелая, но и не самая легкая, горсти лекарств и уколов, ЭКС под общим наркозом. И я снова мама. Мама самого лучшего Витальки в мире! Это счастье. Это то, ради чего мы приходим в этот мир! Женское бесплодие — самая несправедливая несправедливость. Этого не должно быть. Но оно есть. Моя ЭКО-история не такая длинная и сложная, но за это время были «черные дни», когда помогали жить и идти дальше вот такие истории с успешным концом, написанные женщинами, которые прошли свой путь, выпили чашу до дна и, баюкая на руках младенцев, писали свои истории для тех, чье материнство еще впереди. Вот и я пишу сейчас, слушая сопение сына. И каждой клеточкой желаю вам этого счастья.

Благодарим проект @planiruem_vmeste за помощь в подготовке материала.

Поделиться
Класс

ЭКО

Выбор редакции

Основные вещи, о которых вы должны рассказать детям до 18 лет, если вы любите их
Скрытая угроза: что такое отбойное течение и как не утонуть на мелководье
Тест. Старик или девушка? Что вы увидели в первую очередь, расскажет о вашем характере
Цирк из Гамбурга отказался от представлений с животными и придумал потрясающее решение
Семья, которая умеет развлекаться и ведет об этом милый Инстаграм, который набирает тысячи лайков
Участвуй в детском конкурсе «Рисуем вместе с Комус»
Аллергия и ОРВИ – как Полиоксидоний может помочь справиться с весенним обострением
Как развивать мышление двухлеток через вопросы