“Мать, мать, мать…”: двойные требования социума и агрессия в отношении матерей

“Мать, мать, мать…”: двойные требования социума и агрессия в отношении матерей

Требования общества к матерям зачастую выглядят как «пойди туда не знаю куда, принеси то не знаю что». Почему так происходит и что можно с этим сделать? Комментирует психолог Наталья УЛЬЯНОВА из Ростова-на-Дону. 

Этой весной в соцсетях снова обострились дискуссии на тему материнства. Отказ дожарить мясо  в ресторане по просьбе беременной девушки, бурное обсуждение допустимости кормления грудью  “на публике”, правила, запрещающие использование детских колясок  в метро, попытка обязать женщину получить разрешение священника  на прерывание беременности — под каждой публикацией об этих событиях появляются комментарии с обвинениями в сторону “обнаглевших матерей”, посмевших требовать соблюдения своих прав вместо того, чтобы “сидеть и воспитывать детей”. В адрес женщин, фигурирующих в истории, летят оскорбления и намеки на то, что они плохо справляются с родительскими обязанностями — ведь “хорошие мамы” не “таскают” детей в кафе и общественный транспорт, не требуют от окружающих учитывать их нужды и уж конечно, не делают аборты, даже если беременность угрожает их жизни и здоровью.

 

Все это — отражение противоречивых, а подчас и просто абсурдных требований, которые предъявляются обществом к матерям. В психологической литературе они описываются термином “дабл-байнд”  (“double bind”), т.е. двойные, противоречащие друг другу указания, невыполнение любого из которых влечет за собой определенные санкции. Примерами двойных посланий, предъявляемых мамам, являются, скажем, одновременно транслируемые установки общества: “материнство — это святой долг каждой женщины” и “твоим детям никто ничего не должен”; “если маме нужна помощь, нужно не бояться о ней просить” и “если не можешь справиться со своими проблемами сама — ты плохая мать”; “хорошая мать должна забыть о себе ради детей” и “мама должна интересоваться чем-то помимо каш и подгузников”, и многое-многое другое. Даже если женщина умудряется в какой-то момент соблюсти этот баланс, это все равно не гарантирует, что ее оставят в покое. Недавний скандал с видеосъёмкой девушки с тремя детьми показал, что поводом для сомнения в родительской компетентности может стать, например, то, что ребёнок просто расплакался на улице. К сожалению, в таких ситуациях неравнодушные прохожие чаще вмешиваются с осуждающими поучениями или попытками запугать ребёнка, чем с адекватной помощью, что добавляет нервозности происходящему.

 

Безусловно, двойные требования предъявляются не только в отношении матерей. Работодателям нужны молодые сотрудники с многолетним опытом, качественно работающие за минимальную зарплату. Мужчинам — ухоженные женщины, при этом не тратящие на себя ни денег, ни времени. Однако в отношении мам, особенно молодых, эти требования звучат особенно категорично и легко перерастают в реальную агрессию — оскорбления, угрозы, отказ в обслуживании и даже рукоприкладство.

 

Почему так происходит? С одной стороны, дабл-байнд — способ общественного давления и контроля на целую группу населения. Общественные стереотипы необычайно быстро подстраиваются под текущую социально-экономическую ситуацию и в то же время отличаются завидной устойчивостью, даже если это противоречит здравому смыслу. Так, советская установка на как можно более ранее вовлечение матерей в трудовую деятельность вне дома породила стойкое убеждение, подкрепляемое авторитетными мнениями педагогов, что для нормального развития ребенку жизненно необходима ранняя социализация в коллективе. Прошло некоторое время, вектор внутренней политики государства круто поменялся, что вылилось в том числе в упразднение муниципальных яслей — и удивительным образом психологи, а вслед за ними и высокопоставленные лица стали хором транслировать идею “ребёнку нужен тесный контакт с матерью как минимум до трех лет”! При этом требования “социализировать” маленьких детей никуда не делось, но приняло иные формы: родителям предлагают решать эту проблему с помощью групповых творческих или спортивных занятий — разумеется, уже за собственный счет. Противоречивость образа современной “правильной” матери становится все более абсурдной: ей нужно уделять время себе и мужу, но ни на минуту не спускать глаз с малыша; работать, чтобы не быть на иждивении у семьи, но полностью выполнять “женские обязанности” по обеспечению быта и ухода за детьми; не обременять окружающих младенческим криком или видом кормления, но не сметь просить о “привилегиях” вроде удобного места в транспорте или отдельного зала в кафе; не растворяться в детях как “клуша-наседка”, но забыть о собственных интересах и амбициях во имя детей… Нередко подобные установки умещаются в голове одного и того же человека, а если учесть, что давать советы матерям любят буквально все, трудно представить, какими супергеройскими способностями должен обладать человек, соответствующий некоему обобщенному образу “идеальной мамы”.

 

С другой стороны, женщина с малышом или на позднем сроке беременности — едва ли не самое уязвимое существо в социуме. Она физически не может дать отпор агрессору: с коляской или большим животом далеко не убежать, ответными словами или тем более действием можно вызвать непредсказуемую реакцию нападающего — а вдруг пострадает ребёнок? У нее, скорее всего, нет ни финансовых, ни временных ресурсов, необходимых, чтобы защитить себя в судебном порядке. Конечно, общественное сознание предписывает уважительно относиться к слабым: детям, старикам, инвалидам и т.п., но в случае с мамами агрессоры обходят это правило с помощью нехитрой уловки. Достаточно обвинить женщину в несоответствии какому-то из стандартов “идеального родительства” — а соответствовать им всем, как мы помним, физически невозможно, — и вуаля: можно объявить ее “неправильной”, “плохой” матерью — и превратиться в собственных глазах уже практически в героя, спасающего несчастных детей, доставшихся этакой мегере. К сожалению, широкая аудитория нередко с улюлюканьем присоединяется к травле — в сетевых и реальных комментариях, — а редкие голоса возражения просто теряются в стройном хоре строгого осуждения, сводящегося, в конечном итоге, к постулату: “родила — значит, обязана терпеть”.

 

 

И, наконец, ещё одна причина, по которой двойные стандарты особенно сильно бьют по матерям, — в том, что каждый комментирующий мнит себя экспертом в сфере детско-родительских отношений. В самом деле, дети есть у многих, а если даже и нет — ведь каждый сам был когда-то ребёнком и потому уверен, что может давать оценки другим, опираясь на собственный опыт. При этом проявляется широко известный эффект Даннинга — Крюгера: компетентность таких псевдоэкспертов настолько низка, что не позволяет им даже понять, что они некомпетентны. Иными словами, они свято уверены, что точно знают, как правильно воспитывать детей: ведь они-то выросли сами, а может даже, вырастили собственного ребенка — и ничего! Тот факт, что все дети разные, и то, что подходит одному, двум, трём детям, может совершенно не подойти четвертому, просто не укладывается в их представления о мире. Нередко “всезнающие” комментаторы ссылаются на психолого-педагогические исследования, не задумываясь о том, что любая, даже самая распрекрасная, методика может нанести вред, если использовать ее без учета индивидуальной ситуации и особенностей ребенка. Увы, в реальной жизни все это приводит к тому, что любой — от бабушки у подъезда до случайного пассажира в автобусе — считает себя вправе давать встреченной матери непрошенные советы и настаивать на их немедленном исполнении, нередко в агрессивной форме.

 

Как защитить себя, если Вы стали объектом агрессии?

 

    • Обеспечить себе и ребёнку максимально возможную безопасность. К сожалению, органы правопорядка, призванные соблюдать безопасность своих граждан, далеко не всегда способны оперативно справиться с этой задачей. Поэтому, если Вы и Ваш ребенок стали жертвой чужой агрессии, в том числе вербальной: оскорбления, попытки спровоцировать Вас на ответную реакцию, — первое, что придется сделать — постараться физически удалиться от ее источника. Если есть возможность — обратиться за помощью: позвонить по телефону знакомым, готовым встать на Вашу защиту, призвать в свидетели прохожих, вызвать полицию и т.д.
    • Признать право на собственные чувства. Рекомендации для жертв агрессии  “забыть об этой ерунде” и “не обращать внимания”, к несчастью, настолько же часты, насколько бесполезны. Фактически, это запрет на выражение негативных эмоций, способный стать причиной серьезных психологических расстройств: “загоняя” чувства внутрь себя, не давая им выхода, мы разрушаем собственный организм. Даже если Вы не пострадали физически, даже если Вы были лишь косвенно задействованы в ситуации или вообще прочитали о ней в новостях — Вы имеете право злиться, негодовать, тревожиться по этому поводу и выражать эти чувства так, как это свойственно именно Вам.

 

  • Выговориться и попросить поддержку. Если Вы чувствуете, что Вам необходима моральная помощь — попросите ее у людей, готовых ее предоставить. Это может быть близкая подруга, родственник, психотерапевт, а иногда и практически случайный знакомый — все зависит от конкретных обстоятельств. Слова облегчают боль, а беседа с человеком, готовым разделить Ваши эмоции, часто имеет терапевтический эффект.
  • Позаботиться о себе. Ситуации, в которых человек оказывается жертвой агрессии, всегда отнимают у него очень много ресурсов. Если Вы чувствуете, что Вам необходимо их восполнить, постарайтесь сделать это при первой возможности — почитайте хорошую книгу, съешьте что-нибудь вкусное, поспите — словом, сделайте что-нибудь, что придает Вам сил.
  • Принять меры для будущей самозащиты. Когда психологическое равновесие будет восстановлено — не раньше! — Вы можете вернуться к своему опыту, чтобы по возможности защитить себя и ребенка в будущем. Безусловно, предугадать на сто процентов все возможные опасности нельзя, но в Ваших силах продумать план своих действий в экстренной ситуации: например, договориться с близкими о “кодовом” слове, означающем “мне нужна срочная помощь”, настроить на телефоне “быстрый вызов” номеров людей, готовых Вас выручить, продумать маршрут отступления в случае угрозы, узнать о возможностях юридической защиты собственных прав в разных инстанциях, заготовить несколько “дежурных” фраз для непрошеных советчиков, минимизирующих возможность развития конфликта и т.д.
  • Оказать посильную поддержку той, кому это сейчас необходимо. Наверное, это самый важный пункт в списке. Если Вы стали свидетельницей агрессии в адрес другой женщины и чувствуете в себе возможность ей помочь — помогите. Встаньте на ее защиту, поддержите в трудный момент, позвольте ей выговориться, напишите сочувственный комментарий — иногда даже “лайк” в соцсети помогает почувствовать себя увереннее. Уточните у нее, какая форма поддержки из тех, что Вы готовы оказать, нужна в данный момент — вполне возможно, что сам факт Вашего неравнодушия уже станет для нее психологической опорой. При этом очень важно обозначить собственные возможности и границы Ваших ресурсов, чтобы эта помощь не причинила ущерб Вам самой. Такая поддержка хороша не только абстрактной возможностью “сделать доброе дело”, но и созданием вполне реальной практики взаимовыручки и формированием крепких социальных связей. Противостоять нарастающему давлению и противоречивым двойным требованиям социума в одиночку трудно — но сообща мы сможем это сделать. Обязательно сможем.

 

 

Поделиться
Класс

Образ жизни кормящей женщины

Выбор редакции

Пора валять. Девушка делает игрушки из шерсти, которые выглядят совсем как живые
“Пусть подумает над своим поведением”. Психологи говорят, что молчание от мамы равнозначно физическому насилию
Поколение альфа: какие они, дети миллениалов?
5 отличных рецептов блинов на Масленицу. Как у бабушки!
9 неожиданных вещей, которые облегчают жизнь родителям сегодня
Disney и продюсерская компания Zapomni открывают новый сезон киноконцертов в Москве
Теплая зима = эпидемия?
Детское недержание мочи: как помочь маме и сыну