Образование по месту регистрации

Российских первоклашек «привязали» к районным школам

В конце апреля в «Российской газете» был опубликован неприметный приказ Минобразования за номером 7 «Об утверждении Порядка приема граждан в общеобразовательные учреждения». Тогда это событие прошло мимо широкой публики. О коварном документе вновь вспомнили в начале лета, когда «отстающие» родители начали записывать отпрысков в учебные заведения и выяснили, что теперь они могут поступать только в школы по месту официально зарегистрированного проживания.

Совсем небольшая бумага состоит из 23-х пунктов и нескольких примечаний. Большая часть норм 7-го приказа действовала и так, но в этом документе законодатели прописали два очень существенных дополнения. Они содержатся в пунктах 12 и 16.

Первое дополнение требует, чтобы при приеме детей в школу с родителей требовали не только свидетельство о рождении ребенка, но и документ, подтверждающий, что он зарегистрирован на закрепленной за конкретной школой территории.

16-й пункт прописывает порядок приема детей в первый класс в зависимости от того, насколько близко к источнику знаний они живут — и при этом место жительства должно совпадать с указанным в документах о регистрации. Сначала в школу зачисляют тех, кто живет непосредственно на закрепленной территории, затем — если остаются свободные места — можно брать детей, «зарегистрированных на территории муниципалитета». В случае Москвы это означает, что школы могут принять только первоклашек-москвичей, но не детей из Московской области или, например, Владимира.

На интернет-страницах многих школ уже появились объявления, предупреждающие родителей о новом порядке приема. «Пожалуйста, позаботьтесь заранее о необходимости получения свидетельства о регистрации по месту жительства вашего ребенка в территориальном органе Федеральной миграционной службы», — участливо рекомендуют школьные сайты. С учетом российских реалий такой совет выглядит издевательством: огромное количество людей, всю жизнь живущих в той же Москве, не имеют регистрации вовсе не потому, что до сих пор им лень было ее приобрести.

Получение официального статуса в России для иностранцев и граждан, временно сменивших место жительства, сопряжено с огромным количеством трудностей — например, практически невозможно найти арендодателя, который согласился бы оформить регистрацию на своего съемщика (не в последнюю очередь потому, что мало кто из собственников платит налоги с договоров об аренде и не хочет лишний раз «светиться» в налоговой). О прочих сложностях с регистрацией подробно написал Валерий Панюшкин. «Огромное количество граждан, зарегистрированных в Московской области, работают в Москве и в Москве же платят налоги. Так почему они не имеют права учить своих детей в столице? Тогда давайте запретим им тут работать», – недоумевает руководитель московского Центра образования №548 «Царицыно» Ефим Лазаревич Рачевский.

При этом лучшие школы не только в Москве, но и в других городах, во многом пополняются талантливыми школьниками именно за счет «областных» детей, в школах по месту регистрации которых, в лучшем случае, есть относительно полный комплект учителей. «Два года назад по всероссийской олимпиаде к нам поступил гениальный школьник Матвей из деревни под Омском, — рассказывает один из сотрудников московской школы-интерната для одаренных детей «Интеллектуал». У нас особый статус и прикрепленная территория — вся Москва, так что Матвею специально делали здесь регистрацию у дальних родственников. А если бы у него их не было?» До вступления в силу приказа номер 7 в «Интеллектуал» с разными оговорками принимали детей из Подмосковья, и их процент от общего числа учеников был немаленьким. Теперь такой возможности у школы нет.

Еще одна категория граждан, которым приказ здорово усложнил жизнь — это жители районов, где нет приличных школ. Если раньше родители, которые хотели дать детям достойное образование, могли сразу записать свое чадо в школу чуть подальше, но с лучшей репутацией, то теперь им остается надеяться, что в этой хорошей школе вдруг останется место и для их ребенка. Подавать заявления в «чужие» школы родителям предлагается в порядке живой очереди. Те, кто когда-нибудь пытался записать ребенка в хорошую школу, в которой de facto нет вступительных испытаний (de jure их сейчас нет нигде, но об этом ниже), хорошо знают, что это такое: дежурства у школьного подъезда с ночи и драки между папами давно никого не удивляют.

Откуда ноги растут

«Этот приказ возник не на пустом месте, он является вполне логичным результатом засевшей пару лет назад в голове у чиновников идеи о повышении доступности образования», — излагает свою точку зрения старший преподаватель кафедры методики преподавания истории МГПУ Александр Серкин. После распада СССР школы оказались предоставлены сами себе и, как могли, приспосабливались к ситуации. Неожиданно в стране появилось немало очень хороших школ, причем образовательный процесс в них строился зачастую совершенно разными методами. С другой стороны, огромное число школ скатилось до совершенно непотребного уровня.

«Отчасти такое расслоение объясняется разными образовательными запросами семей, — объясняет Серкин. — Кому-то из родителей нужны школы, дающие хорошие знания, а кто-то хочет просто камеру хранения для детей. Со временем расслоение только усиливалось, и по-настоящему решить проблему очень сложно». Для многих районов типична картина, когда по соседству стоят две школы, и в одну родители буквально ломятся, а во второй классы годами не наполняются.

Власти пытались бороться с таким явным нарушением равновесия, но предпринимаемые меры были как минимум спорными. Например, в 2012 году было решено объединить «приличные» школы с отстающими, которые не сумели набрать первый класс. Такое решение, фактически, перекладывает ответственность за «слабаков» на плечи директоров успешных учебных заведений. «Представьте, что вывеску известной кофейни вешают на сомнительное заведение напротив и надеются, что люди потянутся туда, привлеченные брендом», — объясняет смысл инициативы Рачевский.

Как это решение, так и жесткая привязка учеников к школе по месту регистрации, — попытки преодолеть образовавшийся перекос в качестве школьного образования. Но обе эти меры направлены на исправление не причины сложившейся ситуации, а ее следствий, причем тех из них, которые бросаются в глаза самым явным образом. Более того, стремясь исправить «непорядок», чиновники каждый раз пытаются придумать некое универсальное решение, панацею, которая одинаково хорошо подошла бы всем. В итоге подобные действия оборачиваются потугами взять то хорошее, что образовалось в российском школьном образовании (по большей части, самостоятельно, то есть без помощи государства) и размазать ровным слоем по всем школам.

Такая стратегия проводится Минобразования давно. Доступность хороших школ определяется не только их географическим расположением (в соседнем микрорайоне или в другом городе), но также наличием в таких учебных заведениях конкурса. В «лихие 90-е» вступительные экзамены даже при наборе в младшие классы были не редкостью. «Но потом кому-то из родителей это не понравилось, и они написали заявление в прокуратуру. По итогам проверки было решено, что проведение испытаний при поступлении в школы неконституционно, и они были отменены», — рассказывает Серкин.

Так как конституция едина для всех, экзамены запретили проводить любым школам, включая специализированные и школы для одаренных детей, которые по определению не могут принимать всех детей без разбору. Чтобы не потерять возможность находить и обучать талантливых детей, «непростым» школам пришлось пойти на хитрость: они проводят отбор «своих» школьников на олимпиадах, а уже родителям последних надо озаботиться тем, чтобы подать документы как можно раньше.

Приказ номер 7, вероятно, вынудит директоров лучших школ — а в первую очередь жизнь осложнится именно у них — придумывать подобные хитрости. Они могут, например, закрывать глаза на отсутствие регистрации у детей или брать школьников из «чужого» района уже после начала учебного года. Конкретные последствия принятия документа будут зависеть от региона, в каждом из которых, зачастую, сложились свои правила приема детей.

Но далеко не все директора захотят рисковать, потому что проблемы при неблагоприятным развитии событий у них могут быть вполне серьезными. «Этот приказ основан на благом желании сделать все школы хорошими, но его необходимо пересмотреть. Потому что надо идти не против движения, а вместе с ним», — считает Рачевский.

В некоторых регионах родители начали самостоятельно бороться с досадным приказом: в ответ на обращения граждан местные прокуратуры уже признали документ Минобразования неконституционным.

Очевидно, что сложившаяся ситуация, при которой между лучшими и худшими школами зияет все увеличивающаяся пропасть, плоха. Но, как и любой другой недуг, болезнь российского образования нельзя вылечить симптоматическими средствами, к тому же применяемыми бессистемно. Тем более, когда эти средства разрушают то хорошее, что пока еще осталось в отечественном образовании.

Ирина Якутенко Источник www.lenta.ru

Обсудить материал на форуме

Выбор школы

Выбор редакции

18 лайфхаков от врача-педиатра: как кормить детей
Мама говорит, что она толстая
Мэдди и ее чувство ритма: американская девочка стала героиней интернета
Времена не выбирают: 9 книг о детстве, которое пришлось на тяжелые годы
Я расскажу своему сыну о смерти — при помощи воздушных шариков
Аллергические проявления у детей
Клещевой энцефалит: как обезопасить ребенка
Как организовать комфортный отдых с ребенком