МЫ НЕ САМИ СЕБЯ НАЗВАЛИ СОЛЬЮ ЗЕМЛИ

В этой теме 0 ответов, 0 участников, последнее обновление Картинка профиля Ярославна2304 Ярославна2304 3 года/лет назад.

Просмотр 15 сообщений - с 1 по 15 (из 74 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #28683
    Картинка профиля Ярославна2304
    Ярославна2304
    Участник

    [i]Я устала от помоек, иначе говоря, от несанкционированных свалок. Они у нас в Заводском районе Саратова повсюду. Одна на остановке транспорта, другая перед окнами, третья тянется вдоль всего трамвайного маршрута: нет сил смотреть, поэтому задираю голову и рассматриваю кроны деревьев. Деревья радуют, особенно весной и осенью.
    [/i]

    Раньше я жила в другом окраинном районе, в Ленинском. Он поначалу тоже радовал: дачная зона, в город входит природа, прямо за многоэтажками – зеленые холмы, островки леса. Так и хочется пойти погулять, но уже знаешь, что не стоит: там всё загажено, усыпано бутылками, мешками, бумажками, невесть чем еще. И бедные птахи щебечут над всем этим хламом, пытаются как-то жить и даже размножаться.
    [i][/i]
    За чертой города, под Саратовом – то же самое. И на волжские острова давно уже лучше не соваться.

    [i][/i]
    Помойка снаружи – прямое следствие помойки внутри. Я устала от мата. Если меня на улице обгоняет компания подростков или группа мужчин, хотя бы двое – вероятность того, что я услышу «ненорматив», приближается к 99 процентам. Если я обгоняю стайку девушек, эта вероятность – разве что немножко пониже.
    [i][/i]
    Я устала от обращения «женщина». Я не хочу, чтобы меня так окликали. Но поделать практически ничего не могу. Омерзительные в своей вульгарности обращения «женщина» и «мужчина» стали у нас в Саратове общеупотребительными, и большинство обращающихся просто не поймет, чем я собственно недовольна. «Послушайте, не называйте меня женщиной!..» – «А как вас называть – мужчиной?» Остроумно, правда?
    [i][/i]
    Я устала от того, что молодые мужчины в наших автобусах и маршрутках не уступают мест ни пожилым женщинам, ни красивым девушкам: вставшего и сказавшего «Садитесь» нужно заносить в Красную книгу.

    Я устала от того, что извергается из радиоприемников и прочих звучащих устройств. Сказать, что это поток пошлости и непотребства, – ничего не сказать. Где они, хорошие песни нашего детства и юности? Они возвышали души, учили чему-то доброму, воспитывали. Нынешних подростков (не всех, конечно! Но слишком многих) никто ничему доброму и светлому не учил, они вообще не знают, что такое любовь, им сызмала известна лишь свобода сексуального партнерства. Я устала от жалости к этим обездоленным и развращенным детям, начисто лишенным необходимых жизненных ориентиров.

    Я не в силах выдерживать это чувство – стыд за собственный народ. Но это не означает, что я считаю таким весь народ.
    [i][/i]
    Я устала от бесплодного возмущения: я испытываю его каждый раз, видя безобразную рекламу, уродующую великолепные старинные здания, или огромные растяжки очередного сериала под названием «Реальные пацаны». Я устала удивляться ценникам «Картофель, Турция» и «Морковь, Израиль» в наших магазинах и наблюдать безнадегу умирающих сел. Я не могу больше видеть бесконечную скуку и глубочайшее безразличие ко всему в глазах человека, бросающего окурок себе под ноги на остановке транспорта. Я не в силах далее выдерживать это чувство – стыд за собственный народ.
    [i][/i]
    Это, однако, не означает, что я считаю таким весь народ или народ в целом. Я уверена, что народ, к которому я принадлежу, не таков по глубинной духовной сути – той сути, которая отражает его предназначение. Я лично знаю огромное количество прекрасных, добрых, героических русских людей. Но стыд за нашу помойку – в прямом или переносном значении этого слова – это всё равно стыд за народ, и я очень от этого чувства устала.
    [i][/i]

    Дальше что?
    [i][/i]
    В этом-то весь и вопрос. Не для того же я взялась писать, чтобы поплакаться.

    Мне никогда не хотелось уехать из России, никогда. Когда я ходила по Англии, Израилю, Финляндии, Литве, я удивлялась тому, как они любят, берегут и продуманно украшают свою землю. Беспомощно спрашивала себя, почему мы так не можем и сможем ли мы так когда-нибудь. И прекрасно понимала при этом, что вся эта красота, чистота и уют – не мои; что эта земля приняла меня только на время, и даже если бы я каким-то чудом здесь осталась, я всегда чувствовала бы себя гостьей, пользующейся трудами хозяев, иначе говоря – пришедшей к чужому столу. Моя судьба – жить в России, в такой, какая она сегодня есть. Быть русским и жить в России – это очень большое счастье на самом деле, счастье, которому завидуют самые умные из европейцев и американцев, – мне довелось с этим встретиться и это пронаблюдать. Они завидуют нашему жизненному и духовному опыту. И нашему наследству – очень трудному, горькому, болящему, но в то же время и колоссально поддерживающему нас и вооружающему. Мы – прямые наследники мучеников: мы сегодня молимся в возрожденных, восстановленных храмах, в которых служили расстрелянные священники. Мы – непосредственные участники «второго крещения Руси»; в судьбе каждого из нас это отразилось неповторимым индивидуальным образом. Это уникальный опыт на самом деле, и мы – редкостные счастливцы. Но насколько это помогает нам в ситуации, когда нас со всех сторон обступила помойка – как в прямом, так и в переносном смысле? Насколько это спасает нас от той самой усталости и от чувства безысходности: «Вот так мы живем и всегда так жить будем»? Наверное, все-таки спасает. По крайней мере – запрещает нам уныние и отчаяние.
    [i][/i]
    Мы не можем отчаиваться не только потому, что на нас смотрят наши святые – кто с иконы, а кто с фотографии. Как-то раз мне в голову пришла мысль: достаточно знать только одного по-настоящему хорошего человека, чтобы никогда уже не пасть духом, не отчаяться, не сломаться. Потому что по отношению к этому хорошему человеку наше отчаяние, наша сломленность и отказ от труда (совсем не хочется писать «от борьбы») будет предательством. А сколько хороших, сколько поразительных, талантливых, трудолюбивых людей знает каждый из нас? Нет, с такими людьми мы не пропадем. Нет ничего глупее и позорнее, чем пропадать – с такими людьми!
    [i][/i]

    С помойкой надо бороться. Кто будет бороться, если не мы? Мы призваны стать солью Русской земли. Это не пафос, не самовозвеличивание, не эйфория. Спаситель, сказавший Своим ученикам: Вы – соль земли (Мф. 5: 13), не комплимент им делал и не в восторг их привести желал. Мы весьма плохие христиане, мы все в немощах и грехах, но мы должны, невзирая на это, взять на себя определенную ответственность за общество, за нацию. Остановить сквернослова, напомнить ему, что он находится в общественном месте. Ласково попросить молодого человека уступить место бабушке. Тактично объяснить продавщице или кондуктору в трамвае, что без обращения «Женщина!» или «Мужчина!» на самом деле легко обойтись. Провести в классе, где учится собственный ребенок, беседу об отношении к окружающим. Наконец, организовать субботник… Да нет, я вовсе не впала в экстаз и не хочу убедить читателя в том, что мы, православные, в силах лет эдак за пять-десять сделать страну совсем другой. Я, для начала, опытно знаю, что на субботник из всего длиннейшего многоэтажного дома выйдут три-четыре человека; что найти общий язык с муниципальной властью и выпросить у нее какой-то грузовик для вывоза мусора и бульдозер для застарелой помойки – это немногим проще, чем доказать теорему Ферма. Знаю также и то, что помойка очень скоро возродится, потому что она, как уже сказано выше, прямое следствие той помойки, которая в головах.
    [i][/i]
    Сделать страну другой усилиями одних только добрых душ и рук… невозможно? Утопия? Наивная розовая надежда?

    На самом деле это действительно невероятно трудно. Так трудно, что может не получиться. Совсем. А может получиться. Отчасти. А теперь скажите: есть ли у нас выбор? Никакого выбора у нас нет.

    Не так давно мне пришлось разговаривать с женщиной, оказавшейся в очень тяжелой жизненной ситуации и искавшей помощи. Она была, как говорится, на пределе, почти в отчаянии. И сказала вдруг такую фразу – сама будучи человеком верующим и убежденно церковным:

    – Я поняла, что неверующие помогут мне скорее, чем верующие. Потому что у верующих есть такая отговорка, ширмочка для бездействия: «Ну, мы за вас помолимся!» Сказать «Помолимся» легче, чем что-то сделать. А у неверующих такой ширмочки нет.
    [i][/i]
    Конечно, эта женщина не совсем права: верующие бывают разные, как и неверующие, и у последних свои ширмочки имеются в достаточном количестве – всё это так. Но доля правды в ее словах есть. Нельзя думать, что молитва извиняет бездействие, если действие возможно.

    [i][/i]
    У нас в Базарно-Карабулакском районе есть село старинное Липовка. Основано в 1763 году, историю имеет богатую, интереснейшую, но сегодня, как и тысячи русских сел, – бесперспективно и депрессивно… И вот в 1995 году в этой Липовке поселился, отслужив срок, полковник танковых войск, бывший российский военный советник в Сирии Александр Макейченко с семейством. Ему просто понравилось место: лес, грибы, рыбалка, тишина, – вот он и купил домик в Липовке. А через некоторое время жители этого и соседних, почти уже умерших сел – не все, а те, кому небезразлична судьба малой родины, – потянулись к Александру Васильевичу и как-то сплотились вокруг него. Трудами этой маленькой группы земляков установлены поклонные кресты на месте двух снесенных храмов – в Большой и Малой Гусихе. И не просто кресты установлены, а созданы своеобразные мемориалы: территория церкви огорожена заборчиком, внутри клумба и скамеечки вдоль незримых стен: «Чтобы бабушки могли как бы в церкви посидеть» – так объяснил мне один из участников этого воистину богоугодного дела. Найдены и обихожены могилы священников, которые в этих храмах служили. А храм в Липовке восстановлен. И действует. И оглашает округу колокольным звоном. Справились за три года. Где взяли деньги? «Выпросили» – и дальше целый список известных политиков, бизнесменов и т. д. А строили в основном своими руками. Как и кресты поклонные тесали сами, никому не заказывая, – экономия средств. А еще создали в Липовке замечательный краеведческий музей… Сама-то группа энтузиастов во главе с полковником Макейченко невелика – ну, может быть, четыре человека. Но помогали ей многие – кто чем мог.
    От усталости нашей – одно средство: попытаться что-то сделать
    [i][/i]
    Мы не раз беседовали с Александром Васильевичем, и мне было понятно: Липовка, две Гусихи и сопредельный Белый Ключ – это сейчас его линия обороны. У него очень сильное чувство Родины. И он с этим чувством, заметьте, не по митингам ходит, а дело делает. Много ли я могу привести еще подобных примеров созидания? Много! И мало – если сравнить с общей численностью населения и нашей площадью.
    [i][/i]
    И наша усталость от помойки в прямом или переносном значении этого слова – это свидетельство того, что мы с вами еще нормальные люди: помойка для нас не стала естественной средой обитания, мы не привыкли к ней, не захотели привыкнуть. Поэтому от усталости нашей – одно средство: попытаться что-то сделать. В конце концов, мы не сами себя назвали солью земли.
    [i][/i]
    Марина Бирюкова
    [i][/i]

    Источник: http://www.pravoslavie.ru/jurnal/70791.htm
    © Православие.Ru

    #265611
    Картинка профиля Roza 1974
    Roza 1974
    Участник

    Умница автор. Я полностью разделяю это мнение. Мне кажется это вообще очень пагубно влияет еще и на детскую психику: вид грязных подъездов, помоек и тд. Я пять лет платила сама уборщику нашего подъезда за всех. Потому что эти все соседи сдулись, когда надо было платить, а это такая депрессия — идти по грязному подъезду до последнего четвертогоа этажа. Через пять лет поменялись жильцы и уже нормально стали все платить.

    #265612
    Картинка профиля Ларка667
    Ларка667
    Участник

    Я тоже согласна с автором во многом. Я родилась в Ташкенте, и там такое отношение к старшим уважительное, да и к окружающим в целом. Как то с детства привыкла в транспорте вставать, когда старшие заходят (не только старые), и на улице у нас чисто было, потому что не принято кидать мусор не в урну. А переехали в Россию, долго не могли привыкнуть к хамству, грязи и неуважению. Особенно резало слух обращение местных к родителям, я и представить не могла что можно маме сказать замолчи, дура и т.д., можно и вообще мат услышать. Не могу даже представить, каким образом можно что то поменять.
    А насчёт, женщина, в транспорте, а как вы хотите? Каким словом кондуктор должен называть около тысячи женщин в рабочий день? Каждую не рассмотришь.

    #265623
    Картинка профиля Ника Миронова
    Ника Миронова
    Участник

    Согласна во многом с автором. Внутренняя «помойка» ведет к внешней. Я сторонник теории малых дел. Пусть каждый делает то, что в его силах-не мусорит ни словесно, ни физически-тогда и в дУшах, и на улицах станет чище.

    Кстати, лично я совсем не против обращения ко мне «девушка»:-D льстит) «Женщина» меня еще никто не окликал)))

    #265613
    Картинка профиля Ярославна2304
    Ярославна2304
    Участник

    [i]»А насчёт, женщина, в транспорте, а как вы хотите? Каким словом кондуктор должен называть около тысячи женщин в рабочий день? Каждую не рассмотришь.»[/i]
    [i][/i]
    Вопрос, конечно, актуальный 🙂
    Мне нравится вот такая инструкция по поводу обращения к разным людям в разных ситуациях.
    [i][/i]
    [u]Инструкция[/u]
    1. Вспомните, какие формы вежливого обращения существовали в России в дореволюционную эпоху: господин / госпожа, сударь /сударыня. Эти обращения имеют сходное значение, так как последний вариант происходит от слова «государь». Возможно, поэтому данные формулировки не очень приятны к использованию (не хочется ставить себя в более низкое, как бы подчиненное положение по отношению к собеседнику). Тем не менее, в официальной речи принято именно обращение «господин». Неплохо, если оно войдет и в повседневную жизнь тоже.
    [i][/i]
    2.Обращение по гендерному признаку звучит грубовато: «Женщина!» или «Мужчина!». Однако применительно к людям юного возраста оно вполне приятно и уже устоялось: «девушка» или немного архаичное «барышня», «молодой человек». К детям тоже зачастую обращаются по признаку пола: «мальчик», «девочка». Нет ничего дурного в том, чтобы красиво и немножко иронично сказать «юная леди» или «юный джентльмен», особенно когда ребенок уже достаточно большой, и вы сомневаетесь в том, можно ли обратиться к нему на «ты».
    [i][/i]
    3.Не употребляйте обращение с семейными статусами: «мамаша», «отец», «сестренка», «бабушка», «сынок» — это звучит невежливо в большинстве ситуаций. «Товарищ» — универсальное обращение для лиц обоего пола – прочно ассоциируется с социалистическим прошлым, поэтому сегодня практически полностью вышло из обращения. Бытовавшее в те же годы «гражданин» привычно в контексте судебной практики («гражданин следователь»), и также не слишком ласкает слух.
    [i][/i]
    4.Если все прочие слова кажутся неуместными, обратитесь к незнакомцу безлико: «Извините, как пройти…», «Прошу прощения, я бы хотел…» или сразу безо всякого обращения приступите к сути своего высказывания «Вы выходите?». Филолог Ольга Северская предлагает обращаться к людям соответствующих профессий «по должности»: «Учитель, можно мне ответить…», «Доктор, выпишите мне…». В этом также чувствуется западная тенденция. Но что же остается делать, если национальная языковая культура обращения в российском обществе уже которое десятилетие не может сформировать устойчивые формы вежливости?
    [i][/i]
    Подробнее: http://www.kakprosto.ru/kak-86108-kak-obratitsya-k-neznakomomu-cheloveku#ixzz32RXw6SNK

    На прикреплённой картинке указаны варианты обращений.
    А что бы выбрали Вы? 😉

    #265624
    Картинка профиля Ярославна2304
    Ярославна2304
    Участник

    [i]»Я сторонник теории малых дел.»[/i]

    «Совершенно необязательно делать великие вещи. Можно делать и маленькие, но с великой любовью».
    Мать Тереза.

    #265621
    Картинка профиля Marikita
    Marikita
    Участник

    По-моему, «женщина» все же грубовато. Мне нравится вариант «дама», и звучит интересно, и необидно ))

    #265614
    Картинка профиля Ярославна2304
    Ярославна2304
    Участник

    «я бы предпочла «сударь»/»сударыня»

    Да, этот вариант очень приятный для уха.
    После такого обращения невольно начинаешь чувствовать себя сударем/сударыней и вести соответственно )))

    #265615
    Картинка профиля Marikita
    Marikita
    Участник

    Угу, особенно если Дюма начитаешься )) там сплошные судари и сударыни ))

    #265616
    Картинка профиля Marikita
    Marikita
    Участник

    Конечно, перевод. Но я читала в основном именно в таком переводе, с отечественными обращениями )) Потом у самой язык чесался всех сударями называть, обидно было, что в жизни этим не пользуемся ))

    #265617
    Картинка профиля Marikita
    Marikita
    Участник

    Вот и я этого же боюсь. Как-то все же язык не поворачивается )) Правда уже, ввели бы официально, хоть знали бы люди, что за слово такое ))

    #265643
    Картинка профиля Mama_6
    Mama_6
    Участник

    Интересно, меня совершенно не смущает обращение «женщина». Сударыня, сударь, господин кажутся какими-то нарочитыми, неестественными, гражданин, гражданка — слишком официальными. На даму я не тяну)

    Сама, если нужно что-то спросить, как-то машинально строю фразу так, что обращения как такового не звучит.

    #265618
    Картинка профиля Marikita
    Marikita
    Участник

    Да-да, господин/госпожа без фамилии тоже не идет с языка по этой причине ))
    Видимо, кто-то википедию до конца не дочитал, остановился на господине/госпоже и побежал вводить в обращение ))

    #265619
    Картинка профиля Ярославна2304
    Ярославна2304
    Участник

    Можно начать прямо с мама.ру )))
    У нас, кстати, до сих пор в профиле не видно имён.

    #265644
    Картинка профиля Marikita
    Marikita
    Участник

    Мне «женщина» не очень. Сразу ассоциации с чем-то вроде «женщина, вас здесь не стояло» 🙂

Просмотр 15 сообщений - с 1 по 15 (из 74 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.