Усыновление: как прийти к правильному решению?// Мама.ру знает
Мама.ру и благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» сделали совместный проект об усыновлении. Мы рассказываем о том, как люди приходят к решению принять ребенка в семью, с чем они сталкиваются, кто помогает им и кто не чаще всего не принимает их выбор. И первое, о чем мы решили спросить сотрудника Фонда, детского и семейного психолога-психотерапевта Инну Пасечник: как понять, готовы ли потенциальные родители к новому статусу?
Усыновление: как прийти к правильному решению?// Мама.ру знает
Мама.ру и благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» сделали совместный проект об усыновлении. Мы рассказываем о том, как люди приходят к решению принять ребенка в семью, с чем они сталкиваются, кто помогает им и кто не чаще всего не принимает их выбор. И первое, о чем мы решили спросить сотрудника Фонда, детского и семейного психолога-психотерапевта Ирину Пасечник: как понять, готовы ли потенциальные родители к новому статусу?

Как люди приходят к усыновлению?
Как люди приходят к усыновлению?
Точки входа могут быть разными. Например, люди относятся к усыновлению как к сознательному выбору: «У меня есть силы, время, финансы. А значит, я могу принести радость одному или даже нескольким детям». Это относительно новая тенденция. Так рождается профессиональное приемное родительство. Усыновители хорошо знают и понимают «техническую» сторону дела: умеют выстраивать контакт с ребёнком, работать с дефицитом привязанности, смягчать адаптацию. Это очень ценно и полезно.

Есть лишь один сложный и достаточно тонкий вопрос: насколько живой остается эмоциональная сторона отношений? Ведь когда она теряется, ребёнку приходится тяжело. Даже если с точки зрения техники все безукоризненно (правильные фразы, правильная реакция на какие-то поступки), ребёнок страдает без эмоционального отклика.

Другой вариант усыновителя — добрая мечущаяся душа, которая хочет творить добро. Человек идет волонтером в детский дом, и там его мир просто переворачивается. Он понимает: детей надо спасть. Это может быть абстрактная идея или «влюбленность» в конкретного ребёнка. Увидел потерянный взгляд — и не смог пройти.

Но такой эмоциональный вход тоже таит много опасностей: не у всех потом хватает сил, потенциала, внутренних возможностей. Если это не учесть, плохо может быть и ребёнку, и взрослому.

Иногда все происходит спонтанно
: увидел в интернете социальную рекламу, фото несчастного малыша и внезапно почувствовал боль и желание что-то изменить.

В любом случае, путь к усыновлению начинается с расширения картины мира, когда мы начинаем видеть дальше границы нашего окружения, привычного образа жизни. Одних цепляют эмоции, другие сознательно оценивают свои силы, но у всех происходит выход из привычной жизненной истории. А вот во что это выльется, зависит от множества моментов.

Точки входа могут быть разными. Например, люди относятся к усыновлению как к сознательному выбору: «У меня есть силы, время, финансы. А значит, я могу принести радость одному или даже нескольким детям». Это относительно новая тенденция. Так рождается профессиональное приемное родительство. Усыновители хорошо знают и понимают «техническую» сторону дела: умеют выстраивать контакт с ребёнком, работать с дефицитом привязанности, смягчать адаптацию. Это очень ценно и полезно.

Есть лишь один сложный и достаточно тонкий вопрос: насколько живой остается эмоциональная сторона отношений? Ведь когда она теряется, ребёнку приходится тяжело. Даже если с точки зрения техники все безукоризненно (правильные фразы, правильная реакция на какие-то поступки), ребёнок страдает без эмоционального отклика.

Другой вариант усыновителя — добрая мечущаяся душа, которая хочет творить добро. Человек идет волонтером в детский дом, и там его мир просто переворачивается. Он понимает: детей надо спасть. Это может быть абстрактная идея или «влюбленность» в конкретного ребёнка. Увидел потерянный взгляд — и не смог пройти.

Но такой эмоциональный вход тоже таит много опасностей: не у всех потом хватает сил, потенциала, внутренних возможностей. Если это не учесть, плохо может быть и ребёнку, и взрослому.

Иногда все происходит спонтанно: увидел в интернете социальную рекламу, фото несчастного малыша и внезапно почувствовал боль и желание что-то изменить.

В любом случае, путь к усыновлению начинается с расширения картины мира, когда мы начинаем видеть дальше границы нашего окружения, привычного образа жизни. Одних цепляют эмоции, другие сознательно оценивают свои силы, но у всех происходит выход из привычной жизненной истории. А вот во что это выльется, зависит от множества моментов.
Это интересно
Это интересно
Усыновлением (удочерением) называют принятие неродного ребенка в семью на правах родного. После оформления соответствующих документов ребенок становится полноценным родственником для всех членов принявшей его семьи.
Усыновлением (удочерением) называют принятие неродного ребенка в семью на правах родного. После оформления соответствующих документов ребенок становится полноценным родственником для всех членов принявшей его семьи.

Есть ли люди, которым не стоит торопиться с усыновлением?
Есть ли люди, которым не стоит торопиться с усыновлением?
Принять в семью ребёнка — шаг серьёзный, ответственный. К нему нужно быть готовым. Большая ошибка — пытаться решить за счет приёмного ребёнка свои собственные проблемы.

Если одинокая женщина усыновляет малыша, потому что хочет согреть его, сделать его жизнь лучше, — это перспективный вариант. Но если она мечтает избавиться от собственного щемящего одиночества или обрести родную душу в лице приёмного подростка — возникнут сложности.

От ребёнка в принципе нельзя требовать любви, тепла, понимания, а от приёмного, прошедшего через ощущение ненужности, отверженности, — и подавно. Дети, побывавшие в детском доме, слишком травмированы, чтобы что-то давать.

Случается, что усыновители пережили трагедию: неудачную беременность, потерю кровного ребёнка. Иногда они, причём неосознанно, подбирают малыша того же пола и возраста, что и погибший. Бывает, что в семье есть кровный «особенный» сын или дочь, и родители переживают за его судьбу — ведь они не вечны. И предполагается, что приёмный брат или сестра в дальнейшем станет поддержкой и опорой.

Не самый правильный мотив — религиозный, как вообще любая обезличенная и насаженная извне мораль. Обычно люди говорят:
«Надо творить добро», «Важно помогать ближнему», «Это богоугодное дело». Все так, но эти установки безличные, неосознанные, а отношения родителя и ребёнка — очень личная вещь.

Кроме того, бывает, что приемные папа и мама хотят взять ребёнка, которого морально просто не потянут. Например, не подходящего по темпераменту. Очень спокойная, меланхоличная мама может мечтать о шебутном веселом малыше. Но сможет ли она справиться с ним? Не будет ли ребёнок ежедневно проверять её на прочность?

Существуют и чисто технические нюансы: например, если в семье есть родные дети, лучше, чтобы приемные были младше.
Принять в семью ребёнка — шаг серьёзный, ответственный. К нему нужно быть готовым. Большая ошибка — пытаться решить за счет приёмного ребёнка свои собственные проблемы.

Если одинокая женщина усыновляет малыша, потому что хочет согреть его, сделать его жизнь лучше, — это перспективный вариант. Но если она мечтает избавиться от собственного щемящего одиночества или обрести родную душу в лице приёмного подростка — возникнут сложности.

От ребёнка в принципе нельзя требовать любви, тепла, понимания, а от приёмного, прошедшего через ощущение ненужности, отверженности, — и подавно. Дети, побывавшие в детском доме, слишком травмированы, чтобы что-то давать.

Случается, что усыновители пережили трагедию: неудачную беременность, потерю кровного ребёнка. Иногда они, причём неосознанно, подбирают малыша того же пола и возраста, что и погибший. Бывает, что в семье есть кровный «особенный» сын или дочь, и родители переживают за его судьбу — ведь они не вечны. И предполагается, что приёмный брат или сестра в дальнейшем станет поддержкой и опорой.

Не самый правильный мотив — религиозный, как вообще любая обезличенная и насаженная извне мораль. Обычно люди говорят:
«Надо творить добро», «Важно помогать ближнему», «Это богоугодное дело». Все так, но эти установки безличные, неосознанные, а отношения родителя и ребёнка — очень личная вещь.

Кроме того, бывает, что приемные папа и мама хотят взять ребёнка, которого морально просто не потянут. Например, не подходящего по темпераменту. Очень спокойная, меланхоличная мама может мечтать о шебутном веселом малыше. Но сможет ли она справиться с ним? Не будет ли ребёнок ежедневно проверять её на прочность?

Существуют и чисто технические нюансы: например, если в семье есть родные дети, лучше, чтобы приемные были младше.
Это интересно
Это интересно
Как вообще приходят к мысли об усыновлении? Обычно считается, что на такой шаг решаются люди, у которых нет своих детей.
Как вообще приходят к мысли об усыновлении? Обычно считается, что на такой шаг решаются люди, у которых нет своих детей.

Что может произойти, если у усыновителей есть проблемы? И что с этим делать?
Что может произойти, если у усыновителей есть проблемы? И что с этим делать?
Если у потенциальных родителей есть какие-то сложности, им необходимо поработать с психологом, разобраться в себе до того, как принять решение. Если сложностей нет — достаточно просто «сверить карты». Поговорить о своем намерении со специалистами, обсудить его с близкими. Возможно, в ходе обсуждения выявится что-то неожиданное.

Приёмный ребёнок, не важно, малыш это или подросток, — всегда ребёнок травмированный. И это так или иначе способно вскрыть все раны, которые есть в душе у приёмных родителей. Например, их собственные детские страхи и кошмары. Какие-то загнанные вглубь переживания.

Если не разобраться с проблемами заранее, взрослому придётся решать сразу и свои проблемы, и проблемы ребёнка.

Сейчас посещение Школы приёмных родителей перед усыновлением сделали обязательным. Там, среди прочего, стараются рассказать о самых сложных сценариях, можно сказать, напугать, чтобы потенциальный усыновитель оценил свои силы до того, как примет решение.

Если не оценить риски, может произойти трагедия. Например, включится базовое неприятие: родитель будет срываться, злиться. Или же пить успокоительные, формально исполнять свои обязанности, но при этом не испытывать любви. Ребёнок все это заметит: он будет чувствовать себя непринятым, ненужным, нелюбимым. У него понизится самооценка, еще сильнее испортится поведение. В итоге – эмоционально разрушенный, буквально убитый родитель и такой же ребёнок. Если в семье есть другие дети, они тоже будут страдать, семья затрещит по швам. Поэтому так важно найти психолога, знакомого с темой усыновления, и получить помощь до того, как будет сделан решительный шаг.
Если у потенциальных родителей есть какие-то сложности, им необходимо поработать с психологом, разобраться в себе до того, как принять решение. Если сложностей нет — достаточно просто «сверить карты». Поговорить о своем намерении со специалистами, обсудить его с близкими. Возможно, в ходе обсуждения выявится что-то неожиданное.

Приёмный ребёнок, не важно, малыш это или подросток, — всегда ребёнок травмированный. И это так или иначе способно вскрыть все раны, которые есть в душе у приёмных родителей. Например, их собственные детские страхи и кошмары. Какие-то загнанные вглубь переживания.

Если не разобраться с проблемами заранее, взрослому придётся решать сразу и свои проблемы, и проблемы ребёнка.

Сейчас посещение Школы приёмных родителей перед усыновлением сделали обязательным. Там, среди прочего, стараются рассказать о самых сложных сценариях, можно сказать, напугать, чтобы потенциальный усыновитель оценил свои силы до того, как примет решение.

Если не оценить риски, может произойти трагедия. Например, включится базовое неприятие: родитель будет срываться, злиться. Или же пить успокоительные, формально исполнять свои обязанности, но при этом не испытывать любви. Ребёнок все это заметит: он будет чувствовать себя непринятым, ненужным, нелюбимым. У него понизится самооценка, еще сильнее испортится поведение. В итоге – эмоционально разрушенный, буквально убитый родитель и такой же ребёнок. Если в семье есть другие дети, они тоже будут страдать, семья затрещит по швам. Поэтому так важно найти психолога, знакомого с темой усыновления, и получить помощь до того, как будет сделан решительный шаг.
Это интересно
Это интересно
Школа приемных родителей - явление относительно новое. Но эти программы уже помогли немалому количеству детей и родителей найти друг друга и создать новые семьи.
Школа приемных родителей - явление относительно новое. Но эти программы уже помогли немалому количеству детей и родителей найти друг друга и создать новые семьи.

Куда усыновители могут обратиться за помощью и информацией
Куда усыновители могут обратиться за помощью и информацией
Страница Фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» с телефонами, адресами сайтов и фамилиями людей, к которым можно обратиться за конкретной информацией по устройству ребенка в семью.
Страница Фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» с телефонами, адресами сайтов и фамилиями людей, к которым можно обратиться за конкретной информацией по устройству ребенка в семью.
Информация для будущих родителей. Анкеты, перечень школ приемных родителей по регионам России, рекомендации по подготовке и оформлению документов.
Информация для будущих родителей. Анкеты, перечень школ приемных родителей по регионам России, рекомендации по подготовке и оформлению документов.
Горячая линия для тех, кто решил принять ребенка в семью. Главные вопросы и ответы по телефону 8-800-700-88-05 (с 10 до 20).
Горячая линия для тех, кто решил принять ребенка в семью. Главные вопросы и ответы по телефону 8-800-700-88-05 (с 10 до 20).
Консультации Людмилы Петрановской и других психологов. Детско-родительские группы, интенсивы по работе с приемными детьми.
Консультации Людмилы Петрановской и других психологов. Детско-родительские группы, интенсивы по работе с приемными детьми.

Читайте также:
Made on
Tilda