Вступить в сообщество
Сообщество

Семья

marion

Записки психолога

Таакую интересную вещь сейчас читаю... не могу не поделиться.
В целом это записки женщины (детского психолога), взявшей приемного ребенка, девочку лет 10. Непосредственно - это описание того, как она занималась с ней дома школьными предметами. Читаю, и узнаю, узнаю свою дочку))). Если ее сейчас "запустить", как "запускают детдомовских, в 10 лет будет то же самое. Зато очень полезно - буду знать, что делать).
"На данный момент я могу констатировать следующее. Ум моего "новенького" ребенка спит. Нет, он есть, безусловно. Но – в спящем состоянии. Надо бы разбудить. Как – непонятно. Что там дальше? Основная поведенческая стратегия моего ребенка – избегание трудностей. А поскольку трудно ей почти все, то и избегает она всего, чего только может избежать – вопросов и ответов, дел и развлечений. Даже игр она избегает, потому что в любой игре надо понять правила, и выполнять эти правила, и стремиться к цели. А моя девочка этого не умеет – стремиться к чему-то. Она делает что-то «немножко», у нее не получается, или получается плохо и не так, и она бросает все недоделанным. Трудно. А как справляться с трудностями, она не знает.
Надо отдать ей должное, в «искусстве избегания» она весьма преуспела. Не думаю, что в этом была только ее «заслуга». По прошествии некоторого времени у меня сложилось впечатление, что она просто привыкла к определенным реакциям взрослых, хорошо умеет «ловить» выгодные для себя моменты, и вполне успешно научилась добиваться того, что сама некоторое время спустя назвала «облегчением». «Зачем ты все это делаешь?» - как-то спросил ее мой муж, когда она в очередной раз принесла ему то же самое неправильное решение задачи, просто переписанное на другую бумажку. «Я хочу, чтобы мне было облегчение», - честно сказала она, и с тех пор это слово прочно вошло в наш семейный лексикон. «И будет тебе облегчение», - говорим мы друг другу и смеемся. Но это сейчас. А тогда – тогда хотелось только плакать.
В сущности, если мне удавалось дистанцироваться и поглядеть на ситуацию со стороны, то я даже получала искреннее удовольствие, «наблюдая», как этот ребенок виртуозно спихивает с себя любую работу. Вот она сидит, пыхтит, и явно не справляется. «Детка, давай я тебе помогу!» «Наа…» И руки ее тут же опускаются, взгляд становится отрешенным, она полностью выключается из происходящего. «Помогу» - это для нее такое слово, которое означает, что работу за нее доделает кто-то другой. А она - она может отдыхать. Поэтому через некоторое время, поняв, что каждый раз происходит, я перестала предлагать ей мою «помощь».
На «объяснениях» она, как я уже сказала, выключалась полностью. Помнится, еще ее бывший приемный папа жаловался, что «объяснений она не слушает, и через десять минут начинает крутить карандаши». Правда, он из этого делал вывод, что ребенок «неспособен к учебе». Я же предпочла сделать вывод, что метод «объяснений» неэффективен, и нужно действовать как-то по-другому. Все объяснения у нас были заменены на наводящие вопросы, ответы на которые она должна была искать по ходу дела.
Еще у нее был такой «прикол». Получив задание, она через некоторое время подходила с тетрадкой, в которой было накалякано что-то, похожее на начало решения, и полуутверждая - полуспрашивая, говорила что-то не совсем внятное, тыча пальцем в тетрадь: «Вот тут вот, это вот так, а вот тут вот, это вот как вот…» Разумеется, взрослый, получив такой «запрос» от ребенка, включается и начинает разбираться, что там «вот тут вот». Слово за слово, все запутывается еще больше, потому как реплики «ну вот а тут» и «а это как» она подбрасывала с завидной регулярностью. Через некоторое время возникало единственное желание – зашвырнуть эту тетрадку подальше и больше никогда не видеть ни тетрадей, ни учебников, ни этого ребенка… ну ребенка-то можно, пожалуй, но только без тетрадки. Да, искусством «изматывания противника» она владела замечательно.
Что ж, мне пришлось мобилизоваться. «Против лома нет приема. Окромя другого лома», как гласит та же самая неиссякаемая народная мудрость.
- Ты принесла мне решение? - спрашивала я, увидев ее, подходящую ко мне с тетрадкой.
- Нет, но я…
- А давай ты подойдешь ко мне, когда решишь этот пример!
- Но я его решааала… - начинала подвывать она, исподлобья глядя на меня злющими, полными слез глазами.
- Детка, а ты знаешь разницу между словами «решАть» и «решИть»?
Через некоторое количество слез, топаний ногой, бормотаний и прочих ставших уже привычными действий мы выясняем, что разницу она, в принципе, знает. Но при этом от нее никогда не требовали, чтобы она решИла. Она только решАла, и показывала.
- А потом что?
- Что потом?
- Ну, после того, как ты решала, но не решила? Что обычно бывало дальше?
- Нууу, меня отпускали…
Вот это словечко – «отпускали». Отвратительное словечко. Враги-взрослые, «держащие» или «отпускающие» несчастного, измученного непосильной учебой ребенка. Конечно, кому ж хочется быть «врагом»? Понятно, что ее «отпускали»…
На тот момент я уже окончательно убедилась, что на самом-то деле она может решать все эти примеры, и даже задачи, и пересказывать тексты может. Да, ей это дается очень трудно, но не из-за умственной неспособности. А из-за неумения и непривычки работать головой. Из-за того, что она не привыкла получать результат. Более того, она, похоже, боялась получать результаты. Ведь если сделаешь одно, тебе тут же «навесят» другое. Опасаясь этого, она предпочитала не доделывать до конца то первое «одно». Чтобы не приступать к «другому». Это было очень печально. И, разумеется, не имело ни малейшего отношения к «математике». Это был вопрос отношения к жизни.
Однажды нас обеих заклинило. Я дала ей решать задачу, совсем легкую. И не просто легкую, а такую, которую мы уже решали раза два-три. И при этом решала она ее сама, медленно, вязко, со всеми своими «жестикуляциями и подвываниями», но сама. А на этот раз она сидела, тупо уставившись в окно, черкала ручкой по бумаге, и не делала ни малейших усилий ни воспроизвести решение по памяти, ни решить задачку заново. При этом она периодически поглядывала на меня, и явно ждала, когда я спрошу – «ну как дела?», как я это обычно делала. Получив этот вопрос, можно было бы в ответ наполнить глаза слезами, и захлюпать носом, и начать стучать ногой и бормотать… Уж не знаю, что мне нашептывало, что сегодня ее ни о чем спрашивать не надо. Я проходила мимо нее по комнате, занималась своими делами, что-то прибирала и перекладывала, разговаривала по телефону. Она сидела. Пару раз она порывалась встать из-за стола. «Ты куда?» «Наверх». «Зачем?» «Порисовать хочется». «Сначала надо задачу решить». Она демонстративно громко вздыхала, и садилась опять. Прошло два часа, потом три. Из школы пришла Младшая. Я накормила всех обедом. Старшая поела. «Ты задачу решила?» «Нет». «Как жаль. А то бы погуляли пошли. Но ты решай, решай, детка. Время есть. Конечно, жалко, что ты так по дурацки его тратишь. Но это твой выбор».
Коса, как говорится, нашла на камень. Было совершенно понятно, что наше «противоборство» не про математику, и вообще не про учебу. Она мне доказывала, что, протягивая время и подменяя работу каляканьем, вздохами и отлыниванием, она от этой работы избавится. И не только от этой работы, но и от всех последующих. Я же ей доказывала, что у меня терпения больше, чем у нее, и что тратит она отнюдь не мое время, а свое, и что это «великое сидение» не избавит ее ни от ее работы, ни от ее доли обязанностей. «Когда ж ты будешь делать остальное? – ласково сокрушалась я, проходя мимо нее, - ну да ничего, ничего, вот решишь задачку, и будешь делать все остальное. Ну и другие задачки у тебя там, вроде, еще были…» Я была ласкова. Я напевала. Каждый раз, когда она порывалась встать, я мягко возвращала ее назад. Когда она «падала» лицом и руками на стол, я просила ее сесть прямо, сосредоточиться и продолжать решать задачу.
Пока все это продолжалось, я не уставала восхищаться своей девочкой. Это же надо, какое упорство! Какая сила воли! Надо сказать, что сидела она «крепко», всем своим видом показывая, что сдаваться не собирается. «Вот если это упорство направить в позитивное русло, - думалось мне, - она же столького в жизни достигнет! Она же горы свернет, с такой-то настойчивостью!»
Просидела она ни много ни мало, пять часов. По истечении пяти часов она, как ни в чем ни бывало, подошла ко мне и сказала, что задачу она решила, и протянула листок. Задача была решена правильно, решение записано аккуратно. «Неплохо, - сказала я, - а что ты сейчас будешь делать?»
Кстати, была у моей девочки вот какая особенность. Самая обычная похвала действовала на нее совершенно катастрофично. После того, как ей говорили – «ты молодец», или – «все хорошо», она воспринимала это, как сигнал «отбоя». Похвалили – значит, все, умываем руки, дело сделано. Получалось, что ее нельзя хвалить «по ходу дела», а надо было дожидаться, пока они сделает все полностью и окончательно. Это создавало дополнительные трудности. Позже, когда она понемножку научилась говорить о самой себе, она меня несколько раз просила «ни в коем случае ее не хвалить», аргументируя это тем, что после похвалы «она становится плохой и никого не любит». Еще позже, уже на новом витке отношений и взаимопонимания, мы с ней вместе обсуждали, что, получив похвалу, она начинает заноситься и хвастаться.
Забегая вперед, хочу сказать, что проблема в известной степени существует и по сию пору, но моя девочка упорно над собой работает.
Так вот, та история с пятичасовым решением задачи имела продолжение на следующий день. Мы с ней куда-то поехали вдвоем, по делу. Я крутила рулем и смотрела на дорогу, когда она внезапно сказала:
- А я раньше всегда так делала.
- Ты это о чем?
- Ну вот про вчера.
И она мне рассказала, что раньше, в школе, когда ее вызывали к доске, она обычно не отвечала на заданный вопрос.
- Я всегда молчу. Даже если я может и знаю ответ, я все равно просто стою и молчу.
- Хорошо. Вот ты молчала. И что тогда делала учительница? - мне было искренне интересно, что делают другие люди в подобных ситуациях. Тем более - опытные педагоги. Может, есть какие-то приемы, о которых я просто не знаю?
- Ну, она несколько раз повторяла вопрос.
- А потом?
- А потом она так вот махала на меня рукой и говорила – «ну, с тобой все понятно».
- Хм. - Видимо, нет никаких педагогических приемов, - И что, тебе это нравилось? Когда на тебя рукой машут?
Она задумалась. Потом честно признала:
- Нравилось. Потому что меня почти не вызывали к доске. Потому что учительница не хотела меня спрашивать. Она говорила, что ей трудно, и что она зря теряет со мной время.
- А я тоже зря теряю с тобой время, как ты думаешь?
Она еще помолчала.
- Нет, не зря. Я уже поняла, что чем раньше решишь задачу, тем больше времени останется. И можно будет поделать что-то, что хочется. Например, порисовать.
Уф. Я мысленно вытерла вчерашний пот со лба. Не пропадет мой скорбный труд. И дум высокое стремленье тоже никуда не денется. Вот только хватит ли у меня сил?
Ссылка вот: http://tatiana-gubina.livejournal.com/78374.html
Очень рекомендую и все остальные части. Например, предыдущую - про решение задач по математике.

Ответить5 комментариев
В избранное
Комментарии (5):
ЛенаШ 21.01.2012 00:55 #

спасибо!!!

marion 21.01.2012 00:57 #

Тебе тоже понравилось?)

ЛенаШ 21.01.2012 01:26 #

очень!
я же вся в задумчивости, как мне малую "включить") И уже прям совсем все отлично было, опять назад отъехали... Но я полна воодушивления прошлыми успехами - значит все возможно! Но мне так бы уже хотелось, чтоб она сама уже, сама, не нависать, не контролировать... Ну вот только расслабилась - и опять черти-че(( Но мы все равно очень продвинулись. Такая синусоида взлетов-посадок с направленностью все-таки вверх.
С другой стороны я в ее возрасте только 1й раз порог школы переступила, а она уже 3я четверть 2го класса.
С третьей стороны там есть такие уже дети... Слышала как мальчик говорит по телефону беременной маме: Ты не переживай, у меня все хорошо, 12, 12, я поел, уроки сделал, дождусь тебя, сколько нужно, да ничего страшного, ты главное не переживай. (!!!)

marion 21.01.2012 09:26 #

Лен, дети очень разные! Кому-то учеба дается на "раз, два". А кому-то тяжело...
В этой статье очень хорошо описано, как действует ребенок, когда чего-то не хочет)).
Мне прямо выписывать хотелось.
"Мне надо, чтобы со мной сидели" - ребенок привык, что работать можно только тогда, когда кто-то подгоняет, напоминает, зудит над ухом. Иначе просто останавливается. Да, мы с Наташей именно так читаем. Сложила две буквы и молчит. Я ей: "Дальше... дальше... дальше... А можно я не буду говорить "дальше", ты сама представь, что я это уже сказала?"
"У меня болит голова" - тоже очень знакомо).
"Давай помогу? - Помоги!" - и все, руки складываются. "Помощь" - это ура! это значит, что все сделают за тебя, и наконец отстанут, и можно будет бежать в куклы играть.
Ты еще почитай предыдущую часть - как они решали задачу про картофельное поле. И выяснилось, что ребенок вообще не знает, как сажают картошку. И потому задача для нее полная абстракция. Мама задумалась, а надо ли это объяснять - вроде бы задача-то по математике, а не по природоведению... Спросила у учительницы. А та воскликнула - надо! конечно, надо! Я каждый день это вижу: что дети вообще не понимают условия задачи. Посадили столько-то кг картошки, токарь выточил столько-то деталей - а для них это пустой звук; и это действительно мешает им понимать ,что они решают и какой результат хотят получить))).
Я это тоже на всякий случай запомнила).

Mama_6 21.01.2012 09:51 #

Еще у нее был такой «прикол». Получив задание, она через некоторое время подходила с тетрадкой, в которой было накалякано что-то, похожее на начало решения, и полуутверждая - полуспрашивая, говорила что-то не совсем внятное, тыча пальцем в тетрадь: «Вот тут вот, это вот так, а вот тут вот, это вот как вот…» Разумеется, взрослый, получив такой «запрос» от ребенка, включается и начинает разбираться, что там «вот тут вот». Слово за слово, все запутывается еще больше, потому как реплики «ну вот а тут» и «а это как» она подбрасывала с завидной регулярностью. Через некоторое время возникало единственное желание – зашвырнуть эту тетрадку подальше и больше никогда не видеть ни тетрадей, ни учебников, ни этого ребенка… ну ребенка-то можно, пожалуй, но только без тетрадки. C
Это именно тот метод отлынивания, которым пользуется Славка при написании сочинений по русскому и литературе. Оч. знакомо. И вести себя правильно в такие моменты трудно.

Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь .

Прямой эфир