Вступить в сообщество
Сообщество

Нравственное воспитание

Ника Миронова

«Я не против технологий, я за разговор»

Статья показалась очень актуальной и интересной.
В эпоху социальных сетей мы научились заводить контакты, но, похоже, стали забывать, как разговаривать друг с другом. Мнение социального психолога Шерри Теркл.
Последние 30 лет Шерри Теркл (Sherry Turkle) преподает социальную психологию в Массачусетском технологическом институте (MIT) и изучает влияние цифровых технологий на поведение людей. В своих книгах1 она пишет о соблазнах «дружбы с машиной», развитии социальных сетей и виртуальных реальностей, их влиянии на нашу культуру и жизнь. Она призывает сопротивляться вредным последствиям того, что люди никогда не отходят далеко от электронной почты или мобильного телефона с сообщениями, от Twitter или Facebook. По ее мнению, это сказывается на семейной жизни, образовании, романтических отношениях и создает реальную угрозу одиночества. Шерри Теркл говорит об увлечении жизнью на экране в ущерб жизни в реальном мире, демонстрируя, что мы сегодня не принадлежим полностью ни к одному из этих миров. И предлагает противоядие – больше разговаривать друг с другом.
«Я давно пишу об этих проблемах. Сейчас даже меньше. Поначалу мне казалось, что люди не хотят слышать то, о чем я говорю. Людей, которым не нравится то, что происходит, на мой взгляд, стало больше, но они не знают, что делать. Вот статистика: 89% взрослых американцев признаются, что отвечали на звонки/сообщения во время последней встречи с друзьями, и 82% из них почувствовали, что после ответа на звонок качество разговора ухудшилось. Меня поразила история о девочке, которая воскликнула: «Папа! Хватит гуглить! Я хочу поговорить с тобой!» Меня вообще удивляют дети, которые говорят: «Я хочу растить своих детей не так, как растят меня. Я хочу, чтобы у меня дома все разговаривали со всеми». Учитывая, что у детей нет особого опыта беседы за обеденным столом и разговора с друзьями без iPhone, я думаю, что они обладают врожденной сопротивляемостью. После пяти дней, проведенных в лагере, где не было интернета, дети стали больше сочувствовать друг другу (показатели уровня эмпатии начали расти). Мне представляется, что способность к разговору заложена в нас природой. Конечно, в нас заложено также стремление к новизне и способность отвлекаться. Но сегодня мы создали такую среду, которая отвлекает нас на отвлечения.
Конечно, я не собираюсь отказываться от телефона, он очень полезен. Но не надо пользоваться им всегда. Если я отправляю электронное письмо или мобильное сообщение, собеседник не чувствует меня. Печатать и говорить – это разные занятия.
Я хотела бы привлечь внимание антропологов к этой проблеме. Речь идет о начале социальной роботизации, создании машин, которые делали бы вид, что заботятся о нас, любят нас. Следующим шагом стало создание устройств, способных постоянно отвлекать нас. Теперь «девайсы» всегда с нами, и мне захотелось исследовать, как это меняет мир. Вероятно, за этими изменениями стоят коммерческие интересы. И несмотря на то что многие это понимают, большинство считает, что оно того стоит. Я тоже хочу участвовать в этих изменениях. Я встречаюсь с инженерами, с людьми, работающими в этой отрасли, которые говорят, что можно делать деньги и на том, чтобы у вас была возможность отдохнуть от своего телефона. Мы увидим, как люди разучатся говорить друг с другом?
Мне приходится бороться со стремлением смотреть на телефон так же часто, как на часы. Я не могу просто взять и оставить его в соседней комнате. Если я с ним не расстанусь, то обязательно проснусь в два часа ночи и подумаю, что надо прочесть сообщения. Или посчитать количество моих книг на Amazon. Начав в два часа ночи, я могу внезапно обнаружить, что уже четыре и через два часа мне пора вставать... Дело в том, что мы не знаем меры. Вот, например, отец купает двухлетнюю дочь и попутно проверяет электронную почту, а раньше в это время он играл с ребенком. Вот это меня и тревожит.
Последствия не-разговора не поддаются измерению. В интервью работающие люди признавались, что не знают, как вести беседу, когда приходят на работу. Сначала вы сажаете ребенка в манеж и даете ему iPad вместо того, чтобы общаться с ним или читать ему, потом дети идут в школу, где обучение ведется в основном через экран, стоит ли тогда удивляться, что шестиклассники при попытке заговорить с ними смотрят в пол и не знают, что сказать? Я видела много детей, которым надо сделать домашнее задание на планшете, но они не могут сосредоточиться на тексте, пока он не распечатан. Я это понимаю. Я знаю, как читать что-то сложное на мониторе устройства, которое открывает мне доступ во все другие сферы моей жизни. Мы хотим, чтобы дети делали домашнее задание при помощи гаджета, с которого у них есть доступ в соцсети. Представляете себе эту внутреннюю борьбу?
У нас с дочерью, пока она росла, были особые зоны. Компьютерам и телефонам запрещалось появляться на кухне, за обеденным столом или в машине. Я думаю, что в этих зонах и создается пространство семьи. Мне не кажется эффективным выделение для разговоров определенных часов в распорядке дня. Конечно, важно, чтобы и родители соблюдали правило особых зон. Проблема не в том, что наши дети любят писать на экране, в том, что они не должны этого делать, когда разговаривают с нами. И мы с дочерью никогда не были (и не будем) друзьями на Facebook. Нам и так есть где поговорить».

Подготовила Наталия Хмелик
http://www.psychologies.ru/people/razgovor-s-ekspertom/sherri-terkl-ya-ne-protiv-tehnologiy-ya-za-razgovor/

Ответить0 комментариев
В избранное
Комментарии (0):
Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь .

Прямой эфир