Ярославна2304

ПЯТЬ ВОПРОСОВ О ЧУЖОМ СТРАДАНИИ

Отвечает Александр Ткаченко
Мы часто слышим о том, что кого-то постигло горе. Это может быть человек незнакомый, о котором случайно узнал из новостей, либо тот, кого знаешь лично, но не настолько, чтобы у вас был настоящий эмоциональный контакт. И нам подчас хочется что-то сделать, но мы абсолютно не знаем что. И вот мы приносим свечки к посольствам далеких стран, где случилась трагедия, или на места терактов и катастроф, но чувствуем... этого недостаточно. А можно ли по-настоящему разделить боль с другим человеком? В особенности, если горе его — утрата ребенка.
Ответить на этот вопрос мы попросили редактора раздела «Вера» журнала «Фома» Александра Ткаченко.
1. Как помочь людям, которые не хотят есть, спать, думать, жить, потеряв близкого человека?.. если умер ребенок?..
На такие вопросы лучше отвечать специалистам-психологам. Но если такой человек оказался рядом с тобой, а ты ни разу не психолог, существует веками проверенный способ, описанный в Новом Завете: …плачьте с плачущими (Рим 12:15). В сущности, каждый из нас так или иначе оказывает психотерапевтическую помощь своим близким. Мы утешаем друг друга, стараемся поддерживать тех, кому сейчас плохо, что-то для этого говорим и делаем. Формы такой помощи могут быть разными, но непременным условием является искреннее участие в чужой беде. Чтобы помочь, нужно взять на себя часть чужой боли, прочувствовать ее как свою собственную, заплакать с плачущим не просто «за компанию», а оттого, что ты реально вошел в чужое горе, принял его как — свое, и теперь тебе тоже от него больно. Это трудно, на это способен далеко не каждый, но без такого искреннего участия ни о какой помощи не может быть и речи.
Потеря ребенка — самое страшное горе для матери. И тот, кто хочет оказать ей помощь в такой ситуации, должен ясно понимать, что для этого ему придется принять часть этого страшного горя в свое сердце, придется плакать, придется участвовать в чужом страдании, то есть — со-страдать. Если же такой готовности нет, а желание помочь есть, то лучше просто молиться о пострадавших, просить Господа послать им утешение, облегчение и крепость духа. Молитва, это ведь тоже — помощь.
2. Есть ли какая-то возможность утешиться? Что это должно быть — чтение Библии, участие в Таинствах?
Давать советы людям, потерявшим самое дорогое, имеет моральное право лишь тот, кто сам пережил подобную трагедию и нашел утешение в чем-либо, например — в чтении Библии, или в Таинствах. Я такого опыта не имею, поэтому ничего не могу сказать. Тут, на мой взгляд, не столько слова нужны, сколько личное участие, не столько говорить нужно, сколько — слушать, вбирать в себя услышанное, и просто — быть рядом с человеком. Так, чтобы он мог поплакать у тебя на плече и знать, что ты не будешь говорить всякие умности, а просто поплачешь с ним вместе.
А советовать что-либо вот так — издали, со стороны, на мой взгляд, очень сомнительное занятие.
3. А сможет ли обычный священник утешить в таком горе?
«Обычный» — вряд ли. А вот опытный, чуткий, способный к сопереживанию чужого горя — да, сможет. В Новом Завете есть удивительные слова: …Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих! (2 Кор 1:3-4). Здесь выражена очень важная мысль: оказывается, утешить может лишь тот, кто сам пережил скорбь, получил утешение от Бога и теперь способен им поделиться с другими страдающими. Если священник имеет такой личный опыт скорби и утешения в ней, тогда он может и других утешить. Такой батюшка и в Библии найдет места, которые помогут пережить горе, и к Таинствам человека подготовит должным образом.
Само же по себе священство еще не делает человека способным к помощи в таких бедах. Это приходит не сразу и не к каждому.
4. Почему Бог отбирает детей? На что опереться при такой утрате человеку?
Странная постановка вопроса. Здесь Бог уподобляется чиновникам из органов опеки, которые отбирают детей у родителей по тем или иным причинам, которые можно рассматривать и обжаловать в случае несправедливого решения. Но где в Евангелии мы видим, чтобы Христос отбирал детей у родителей? Напротив — Он возвращает начальнику синагоги его дочь, отнятую смертью, воскрешает эту двенадцатилетнюю девочку, возвращает Наинской вдове ее умершего сына.
Детей отбирает не Бог, а смерть. В Священном Писании смерть прямо названа — врагом Христа: Последний же враг истребится — смерть (1 Кор 15-26).
Если говорить совсем кратко, то смерть вошла в мир через грех, то есть — через свободное уклонение человека от добра. И когда сегодня гибнут дети, наивно было бы адресовать Богу упреки в их смерти. Детей убивает не Бог, а злоба взрослых людей, их безответственность, наплевательское отношение к своим обязанностям, безразличие и жестокосердие. В одних случаях Бог защищает детей от последствий греховного поведения взрослых и отводит уже собравшуюся разразиться беду, в других — нет. Почему так — нам сейчас не дано узнать. Но не Бог отбирает детей у родителей. Об этом нужно знать и твердо в это верить. Потому что в противном случае, можно лишить себя последней опоры и утешения в своем горе. Если Бог представляется человеку врагом, отнимающим детей, кому же можно на Него пожаловаться, кто защитит тебя от Него? Такой ход мыслей – верный путь к безумию.
О посмертной же участи умерших и погибших детей один из самых почитаемых отцов нашей Церкви преподобный Ефрем Сирин пишет, что они у Бога прославлены даже выше святых:
«Хвала Тебе, Боже наш, из уст грудных младенцев и детей, которые, как чистые агнцы в Эдеме, упитываются в Царстве! По сказанному Духом Святым (Иезек. 34, 14), пасутся они среди дерев, и Архангел Гавриил – пастырь сих стад. Выше и прекраснее степень их, нежели девственников и святых; они – чада Божии, питомцы Духа Святого. Они – сообщники горних, друзья сынов света, обитатели чистой земли, далекие от земли проклятий. В тот день, когда услышат они глас Сына Божия, возрадуются и возвеселятся кости их, преклонит главу свою свобода, которая не успела еще возмутить дух их. Кратки были дни их на земле; но блюдется жизнь им в Эдеме; и родителям их всего желательнее приблизиться к их обителям».
Верующий человек вообще воспринимает смерть иначе, чем атеист. Там, где неверующий видит полное и окончательное прекращение бытия, для христианина через веру открывается свет новой жизни, гораздо лучшей, чем земная. Современный богослов Алексей Ильич Осипов пишет об этом так: «Представьте себе, зимой, в горах в тяжелую непогоду заблудилась группа людей, среди которых — мать с сыном. Идут они по тропам с ежеминутной опасностью для жизни. Неизвестно, сколько и как придется ещё идти до дома. Но вдруг появляется вертолет, приземляется и командир говорит, что он летит туда же и есть одно свободное место. Не постарается ли мать сделать всё возможное, чтобы взяли ее сына, чтобы он спасся?!
Это именно и происходит в человеческой жизни, когда «вертолет» берет наших дорогих родных и близких и доставляет их домой, в то время, как мы еще идем, не зная, что будет на нашем пути, какие скорби, болезни, трагедии, какая кончина. Христианство утверждает, что человек на земле — странник, и земная жизнь есть только путь домой, а смерть — лишь кратковременная разлука. Скоро все мы вновь встретимся в своем доме. Потому апостол сказал: не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего (Евр. 13,14). Только дай Бог, чтобы встреча там со своими родными не была омрачена нашими скверными поступками, но оказалась радостной, счастливой».
5. Как продолжить жить, радоваться, благодарить, если в сердце обида на Бога, если внутренне упрекаешь его в жестокости и несправедливости?

Никак. С обидой в сердце вообще невозможно радоваться. А с обидой на Бога — и подавно. Это тупиковый путь, каким бы ни было огромным горе.
Радоваться жизни можно лишь, преодолев обиду. Когда мы обижены на близкого человека, самый верный способ сохранить эту обиду навсегда — прекратить с ним всяческое общение. Но когда мы хотим примириться, простить его и жить дальше без этой занозы в сердце, мы идем к нему и говорим: «Ты меня обидел, но я не хочу рвать с тобой отношения. Давай решать, как жить дальше». И очень часто в таком разговоре вдруг выясняется, что человек вовсе не хотел вас обижать, что вы ему тоже дороги и он готов сделать все, чтобы вы снова были вместе. Подобный опыт, наверное, есть у многих.
В ситуации, когда человек обиделся на Бога, все обстоит примерно так же. Если хочешь навсегда остаться с этой обидой и довести себя до болезни, безумия или самоубийства — порви с Богом навсегда, считай его жестоким тираном и палачом. Но если хочешь вернуть себе радость бытия — обратись к Нему в молитве. Говори Богу все, что тебя тяготит, выговори Ему всю свою боль, возмущайся, предъявляй Ему свой счет, только — не рви с Ним, не отворачивайся от него. Ведь и праведный Иов вел себя точно так же, когда его дети погибли и сам он лишился всего, что имел: Бог ниспроверг меня и обложил меня Своею сетью. Вот, я кричу: обида! и никто не слушает; вопию, и нет суда. Он преградил мне дорогу, и не могу пройти, и на стези мои положил тьму. Совлек с меня славу мою и снял венец с головы моей. Кругом разорил меня, и я отхожу; и, как дерево, Он исторг надежду мою. (Иов 19:6-10). Пусть и твоя молитва будет с гневом и обидой, но все равно она связывает тебя с Богом. Не рви эту ниточку и тогда Бог сможет за нее вытащить тебя из этого страшного состояния. Преподобный Иоанн Дамаскин писал: «Молитва есть восхождение ума к Богу, или прошение у Бога того, что прилично». Неужели же следует посчитать неприличными вопросы — почему погиб ребенок, который был главной радостью твоей жизни, и как тебе жить дальше с этой утратой?
Мне кажется, следует обязательно обращаться к Богу, даже с обидой на сердце. Ведь ответ может получить только тот, кто вопрошает.
http://www.foma.ru/article/index.php?news=5968

Ответить14 комментариев
В избранное
Комментарии (14):
Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь .
marion 15.07.2012 11:41 #

А меня гораздо больше смущает вопрос - почему умирают родители, оставляя ребенка одного. С чужими, равнодушными, злыми людьми.
Взрослый человек, каким бы он ни был, уже созрел - интеллектуально, эмоционально, нравственно. Когда его постигает горе, у него есть на что опереться, чтоб искать утешения.
А как быть ребенку? Как можно поверить в любовь Бога, если он нигде на земле не видел любви? Растет искалеченная маленькая душа, вырастает волчонок.
Вот это очень трудно понять - ЗАЧЕМ.

Зебра80 15.07.2012 11:55 #

Ой, Марина, много можно думать и спорить на эту тему... но у меня клава сломалась, а с экранной текст набирать - мучение. ЗАЧЕМ клава сломалась? (((

У Улицкой есть рассказ "За что и для чего", прямых ответов не дает, но помогает задуматься.

marion 15.07.2012 11:57 #

Это о том, что заброшенные дети посланы нам для проявления милосердия?
Т.е. чтоб мы, остальные, на них свою душу "взращивали"?
Знаю, Надя, есть такая точка зрения - но как-то это очень жестоко звучит.

Зебра80 15.07.2012 12:25 #

Мне в лампадке дискуссию разводить неудобно, поэтому не буду.

так это опять же вопрос социальный.
Почму у мусульман в их странах и махаллях нет понятия "чужой" ребенок.
Даже , если он с их улицы - он уже не чужой и один не будет. Это вопрос национальной чести.
Я там жила. Я знаю.
А у нас честь в жопе. В основном. Если на нашей улице, доме, подъезде, ребенка постигло такое горе, то много ль у него шансов, что его заберут соседи и вырастят как родного? Ни одного. Вот и весь разговор.
У нас государство платит за приемных детей. Копейки, но платит. А у нипх, мусульман, и на Кавказе так же, такими платежами и оскорбить можно. Менталитет.
поэтому, у нас дети злые и волчата. А у них - нет. Уважение к родителям своим или приемным - до глубокой старости и чтят их, как святых. Папа- мама вошли - дети (седые уже) встали и замолчали. Лично это знаю и видела много раз. Я долго там жила.

marion 15.07.2012 12:18 #

И в Италии нет брошенных детей, нет - и все.
Потому что не бывает, чтоб не осталось никого из родственников. Нет матери, отца - так есть же бабушки, дедушки, дяди и тетушки. Кто-нибудь да возьмет.
Правда, остается вопрос, будут ли они любить этого ребенка как родного. Но хотя бы вопрос семейной части заставит относиться к нему по-хорошему.
Но я здесь о другом говорю. Бог, зная, что конкретно этому ребенку (например, российскому) будет плохо без мамы - зачем ее забирает?.. Нет ответа.

не Бог забирает.
смерть.
Падла.
А у Бога нет такого - российский он ребенок или не российский.
И у смерти нет.
ЕЙ, суке, все равно.
Только люди могут помочь, если совесть есть.
Да Господь. Он милосерден.

marion 15.07.2012 12:27 #

Смерть неживая. Она не может быть ни падлой, ни сукой. Она как кирпич, что на голову падает - он же не злой, он не знает таких понятий.
А Бог - живой, и Он может спасти, но не делает этого.
Так что нет, не понимаю я этих понятий - Бог не забирает, он только позволяет это сделать. Если я иду по улице и вижу, что ребенок падает в открытый люк, я брошусь и схвачу его. Иначе я буду виноватой.
Я верю, что Бог милосерден, но где в этой ситуации его милосердие - понять не могу.

marion 15.07.2012 12:35 #

Я знаю, что без воли Божьей и волос с нашей головы не упадет. Так говорит Евангелие и св.отцы.
Есть Бог, есть ангелы, есть дьявол и бесы, - они обладают волей. А смерть - нет, это просто жизненное явление.

Зебра80 15.07.2012 12:55 #

Если подумать: приведи пример, где ребенок остался круглым сиротой не по вине людей, а только по стечению обстоятельств!

marion 15.07.2012 13:04 #

Бери любое стихийное бедствие - землетрясение, цунами, извержение вулкана. Или эпидемию смертельной болезни.
А что тебе этот пример даст?

Зебра80 15.07.2012 11:51 #

Мне понравилась мысль о том, что не Бог отбирает детей.

мне тоже.
только не легче от этого.(
не приведи Господь.
Саморе страшное - пережить своих детей.
Лучше не дожить.
Ну, это мое мнение.
Со всем уважением к остальным девочкам с форума.

Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь .

Прямой эфир