Вступить в сообщество
Сообщество

Книжный клуб

Ника Миронова

"Переводчица с детского"

Сегодня 111 лет со дня рождения Агнии Львовны Барто.
Её книги помнят, любят и продолжают читать, на них выросло уже три поколения!
Но мало кто, кроме литературоведов и биографов поэтессы, знает о том, каким она была человеком.
Врач-ветеринар Лев Николаевич воспитывал свою дочку культурной барышней: музыка, литература, танцы. Домашние мечтали, чтобы девочка стала балериной, и Агния даже занималась в хореографическом училище. Но при этом с 8 лет зачитывалась Маяковским и Ахматовой, мечтая, как и сама встанет в ряды поэтов. Не в центре внимания, а так – где-то рядышком.
Стихи Агния писала тайком, но постоянно. А на гимназическом экзамене открылась: утроила экзаменационную программу: она прочла поэтому собственного сочинения «Похоронный марш» под музыку Шопена. Она читала очень выразительно и с недетским трагизмом, да так старалась, что нарком просвещения Анатолий Луначарский, который присутствовал на экзамене, умирал со смеху. А после того, как экзамен закончился, посоветовал девушке «Агнии не оставлять стихи – уж очень весело выходит!»
Но всё же главный импульс будущая поэтесса получила от своего кумира – Владимира Маяковского. Агния, начинающая поэтесса, вместе с другими авторами выступала на детском вечере в Сокольниках. Там был и Маяковский. Дети не скупились на аплодисменты. Мэтр произнёс: «Вот это аудитория! Для них надо писать!» Агния восприняла его слова, как благословение.
Но и позже Агния, читая свои коротенькие стихи Чуковскому, жутко смущалась и придумывала, что «стихи эти писал 5-летний мальчик». Писатель улыбался и просил передать этому талантливому «мальчику» пламенный привет и похвалы.
Первые стихотворения - "Мишка-Воришка", "Китайчонок Ван Ли", "Девочка-ревушка", "Девочка чумазая" – Агния писала в творческом союзе со своим первым супругом, поэтом Павлом Барто. Но на этом их творческий и семейный союз закончился. От этого брака у Агнии остался сын Гарик и звучная, вполне литературная фамилия.
Во второй раз поэтесса вышла замуж за свою полную противоположность. Инженер-физик Андрей Щегляев был надёжен, рассудителен и солиден. Этот брак стал для Агнии, которая всегда мечтала о счастливой и дружной семье, настоящим счастьем.
Решительности Агнии было не занимать. В 17 накинула себе лишний год, чтобы взяли работать в магазин, и была возможность помогать голодающей семье. И так всегда: вижу цель – не вижу препятствий.
В 1937 году Барто поехала на Международный конгресс в защиту культуры в Испанию, где шла Гражданская война. Прекрасно танцевавшая Агния решила купить себе настоящие испанские кастаньеты, и не остановила её даже начавшаяся бомбёжка. Позже Алексей Толстой ехидничал, а не прикупила ли Барто себе ещё и веер, чтобы в обмахиваться во время следующих налетов.
Не менее бескомпромиссно Агния отстаивала и своё творчество. Когда члены собрания, принимавшего решение о публикации её сборника «Игрушки» про промокшего зайчика, качающегося бычка, мишку с оторванной лапой и плачущую Таню, решили, что её рифмы слишком сложны для детей, Барто не стала следовать рекомендации «упростить». В результате «Игрушки» увидели свет в первозданном варианте.
И всё же самым значимым, пожалуй, и самым смелым поступком Ангии Барто было её решение помогать детям войны отыскать своих родителей. Скептики утверждали, что она начинает безнадёжное дело, ведь малыши не помнят зачастую ни географических названий, ни имён родных, ни их примет. Но Барто, которая прекрасно знала детский язык, решила, что одеяло восспоминаний помогут соткать яркие эмоциональные образы, которые остаются в памяти детей – «калитка с музыкой», «петух клюнул между глаз», пес Джульбарс…
На протяжении 9 лет она каждый день выходила в радиоэфир с передачей «Найти человека». И люди находились. Только после первого выпуска программы нашлись 7 из 10 потерявшихся.
Письма приходили каждый день, а в квартире поэтессы стояли целые короба корреспонденции. Барто читала их сутки напролёт. Письма, в которых были какое-то приметы, она передавала в нужные органы, а для своей передачи отбирала самые «безнадёжные» случаи и доказывала, что безнадежного не существует - благодаря чуткому умению Барто работать "переводчицей с детского" воссоединились 927 семей.
В память о самой детской поэтессе осталась повесть «Найти человека», фильмы, для которых она писала сценарии, в том числе и ставший культовым «Подкидыш» с Раневской и её перлом «Муля, не нервируй меня!», и конечно, сотни понятных каждому ребёнку стихотворений, которые стали для взрослых настоящим учебником по общению с детьми.

Источник: http://www.kulturologia.ru/blogs/170216/28479/

Ответить0 комментариев
В избранное
Комментарии (0):
Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь .

Прямой эфир