Вступить в сообщество
Сообщество

Семья

Ника Миронова

Начать с нуля

Совсем недавно редакция опубликовала статьи, которые вызвали у многих живой отклик: одна женщина ставит карьеру выше семьи, другая решает, что главный проект её жизни-это дети и семья http://mama.ru/articles/dekret-ili-karera http://mama.ru/articles/dekret-vmesto-karery.
А мне на просторах интернета попалась очень интересная история одной семьи, которая уехала из Москвы в деревню под Таганрогом и начала все с нуля. Мама решила вести об этом жизненном эксперименте записи. Вот что Настя пишет о том, почему вдруг они с мужем решили так круто изменить свою жизнь и что у них в итоге получилось. Когда родилась наша старшая дочь, мы были молоды и абмициозны, работали и строили карьеру. Москва, середина 90-х, бурный рост IT. Дочь пошла в садик, у нас с мужем были неплохие позиции, впереди маячила перспектива приобретения собственного жилья в столице, будущее представлялось безоблачным. Меня отрезвил один показательный случай. Дочка готовилась к новогоднему утреннику в садике – был изготовлен костюм, выучено стихотворение, завоевана с боями сольная партия в танце. Представляете, как это все важно для трехлетки?! А у меня завал на работе. Я, разумеется, предупреждала заранее, что мне понадобится уйти. И вот наступает самый ответственный момент, когда телефон разрывается от звонков, клиенты всеми правдами и неправдами стремятся избавиться от денег, самолет с товаром висит над таможней, мозги плавятся и воздух вокруг кипит, а я встаю и откланиваюсь – мне пора на елку к дочке. Мой замечательный начальник, с которым мы дружим до сих пор, так и не понял, как можно отказаться от всего этого – клиентов, денег, драйва – ради какого-то дурацкого утренника с унылыми стишками и липкими подарками. А я до сих пор не понимаю, зачем мне все это – клиенты, деньги, драйв – если из-за них я не смогу сводить на елку свою маленькую дочку. Мы с мужем стали обдумывать наше житие и вскоре поняли, что те плюсы, которые нам дает столица, в виде высокого дохода и блестящих перспектив, сводятся на нет очевидными минусами. Мы практически не видим ребенка. Ни на что, кроме работы, не остается ни времени, ни сил. Поэтому, узнав о новой беременности, мы приняли решение вернуться на родину – в Саратов. Пожалуй, тогда это было сложнее, чем уехать в деревню впоследствии, хотя тогда мы возвращались в областной центр с почти миллионным населением. Но у нас оставались деловые связи в столице, друзья родителей помогли со стартовым капиталом, и мы с мужем открыли собственную фирму, продавали и обслуживали компьютерную технику. Вскоре мы родили старшего сына, купили собственное жилье, выстроили свою жизнь разумно и удобно. Я работала в свободном графике. Бабушки и дедушки охотно помогали, дети учились. Мы родили еще одного ребенка, и еще одного усыновили. И переехали в коттедж в ближайший пригород. Нам с мужем было по тридцать лет, и нашу семью можно было снимать в социальной рекламе – ай, какие молодцы! И вот тогда что-то сломалось. Я помню это ужасное ощущение: вроде все идет нормально, муж хороший и любимый, детки лапочки и зайки, от улыбки сводит скулы, в общем, впору удавиться. Муж менее склонен к рефлексии. Думаю, если бы он не женился так рано и не размножался столь интенсивно, то вставал бы из-за компьютера лишь в исключительных случаях. Но и он понимал, что мы живем так, словно смотрим затянутую концовку скучного фильма, зная наперед, что примерно нас ждет через 10-20-30 лет. Тем временем родились еще двое детей, и мы стали уже неприлично многодетной семьей. Что-то менялось в мире или в нас самих, тщательно выстроенная размеренная жизнь больше не приносила удовлетворения. Мы честно пытались привнести в жизнь некоторое разнообразие – ходили в походы, ездили с детьми на соревнования, каждые выходные выбирались из дома. Но меня не оставляло чувство, что всеми этими развлечениями мы лишь маскируем тот факт, что на самом деле так и катимся по накатанной колее, будучи не в силах что-то решительно изменить, и поддаваясь социальному давлению извне.
Знаете, есть такая особенность проживания в родном городе – выйдя на улицу, обязательно встречаешь первую учительницу или соседку свекрови. А если угораздит чихнуть, то полдня собираешь со всех сторон пожелания здоровья. И все эти милые люди видят тебя определенным образом, считают приличной девочкой из хорошей семьи, ожидают тех или иных поступков в соответствующих обстоятельствах. А я уже просто физически не могла соответствовать их ожиданиям. Сложно объяснить, в чем именно это выражалось… Я, например, перестала выносить телевизор. Своего у нас никогда не было, как-то незачем было покупать, но со временем любой работающий телевизор мне казался чем-то вроде включенного перфоратора. Могу вынести какое-то время, стиснув зубы, но лучше сразу покинуть помещение и отойти подальше. Муж устал от однообразной деятельности по типу «купи-продай», работа перестала приносить интерес и радость. Нам разонравилась еда из супермаркетов, и мы начали искать прямые поставки из разных фермерских хозяйств. Один мудрый человек, которому я рассказывала о происходящем, кратко охарактеризовал это так: «Восприниматор починился». В целом, складывалось впечатление, что вся окружающая нас действительность плавно сворачивает куда-то в такую сторону, в которую мы двигаться не хотим. Но придется… Куда деваться? Реальность, данная нам в ощущениях, стремительно теряла в качестве, тогда как никаких конкретных претензий мы предъявить не могли, да и кому их предъявлять? На майские праздники мы поехали в большое автопутешествие по югу России, побывали в Элисте, на Эльбрусе, покатались по Краснодарскому краю, вернулись в Ростовскую область. Крайней точкой маршрута планировался Таганрог, откуда родом дед мужа. Никаких знакомых у нас здесь не было, мы раньше часто проезжали мимо него по пути в Крым, но ни разу не сворачивали в сам город. И вот, наконец, приехали, переночевали в гостинице на окраине, а утром поехали смотреть, что это за Таганрог такой. И все по очереди, не сговариваясь, выражали свои впечатления в формате: «Ну да, здесь можно жить». То есть нас почему-то заинтересовали не обычные туристические достопримечательности, которых в Таганроге полно, вроде Каменной лестницы или Чеховской гимназии, а всяческие объекты инфраструктуры, рассчитанные на местных жителей: рынок, школа, бассейн, конюшня в городском парке. К концу дня мы поняли, что знаем, где хотим жить, с точностью до квартала, и с чувством выполненного долга покинули город, пообещав вскоре вернуться. Мы понимали, что велика вероятность, поменяв место жительства, не изменить образ жизни. Нам было важно начать все с нуля. Понять, чего мы стоим на самом деле, на что можем претендовать, как сумеем построить жизнь по собственной воле, без влияния привычного окружения. В то же время с нами ехали пять детей, младшей было полгода. Поэтому мы не стали строить дом посреди степи, оставив себе некоторую свободу маневра. У нас был сертификат на материнский капитал, и мы на него купили дом в деревне около моря, в 30 километрах от города. В этом доме мы живем с мая по сентябрь, а на зиму снимаем жилье в Таганроге. ...Я ставила для себя совершенно четкую задачу, и сейчас могу сказать, что я ее выполнила. Мне важно было понять, осознать зону своей ответственности, и научиться управлять событиями, происходящими в границах этой зоны. В деревне это сделать гораздо проще, там больше пространства и меньше специалистов, готовых прийти на помощь. В городе кажется, что ответственность заканчивается где-то в районе электрического счетчика: на детской площадке пусть убирается дворник, школа должна воспитывать, а при температуре выше 38?С надо вызывать врача, а не заниматься самолечением. Но если понимать ответственность так, как понимаю ее я – как простую констатацию, кто именно будет разгребать последствия тех или иных событий и действий – то этот подход не работает. Если что-то пойдет не так, то дворник уйдет в запой, учитель поставит двойку, врач выпишет рецепт и пойдет домой. Именно я буду отнимать у ребенка окурки в песочнице, сидеть с ним до ночи над домашним заданием или до утра около постели, так что вся ответственность на мне. Так вот, в деревне очень хорошо видно, на сколько меня хватает, участки, не охваченные моим вниманием, моментально зарастают бурьяном, покрываются паутиной и плесенью. Четко очертить круг, в рамках которого мне комфортно, и активно действовать в его границах, поддерживая ровные добрососедские отношения с окружающей средой – очень важный и полезный навык. У мужа, когда он искал работу, был запрос, сформулированный таким образом: «Хочу делать что-нибудь хорошее». Таким образом, работа в торговых организациях его больше не устраивала, и он отправился на производство. Там он сейчас автоматизирует процессы, программирует станки, оказывает техподдержку дилерам. Завод изготавливает пластиковые окна, чтобы людям было тепло и удобно, так что его желание выполнено.
Что интересно, дети с гордостью рассказывают, что «папа работает на заводе». По городу бегает много фирменных заводских машин, и младшие каждый раз выражают восторг – это с папиного завода машина поехала! Хоть свой завод покупай. Предложенная зарплата, конечно, меня сначала развеселила, но у мужа есть такое свойство – чем бы он ни занимался, он быстро становится незаменим. Качество, крайне неудобное для работодателя, но позволяющее нам жить совершенно безбедно. Я, конечно, скучаю по прежнему вольготному графику, позволявшему нам в любой момент сорваться в очередное путешествие, но у мужа, видимо, сейчас период такой full-time аскезы. Я же, оставшись без привычных доходов, занялась работой с текстами. Пройдя первоначальный этап оголтелого копирайтерства, стала писать статьи для детских изданий, а также сотрудничать с издательствами. Сейчас я набираю заказы на рецензирование, редактуру и корректуру на месяц вперед, чтобы обеспечить свой прожиточный минимум, а статьи пишу по мере поступления вдохновения, заказчикам они нравятся, и меня готовы ждать. Ну и, самое главное, у меня наконец появилась возможность заниматься тем, ради чего этот сюжет, по всей видимости, и был закручен. Я стала потихоньку работать с людьми. Сложно объяснить, что именно я делаю, поэтому сразу предупреждаю, что я не врач, не консультант, не психолог и не расстановщик. Но я умею менять реальность, данную нам в ощущениях, с помощью простых бытовых действий и ритуалов, после чего объективная реальность со скрипом подтягивается до желаемых отметок. Поэтому меня по каким-то неясным каналам находят люди, которым это нужно, и если им удается внятно сформулировать запрос – что не устраивает и как хотелось бы – мы начинаем работать. Выглядит это не слишком эффектно, сидят две тетки и тихо разговаривают вживую или по скайпу, иногда вяжут, вышивают, кормят детей или замешивают тесто. Но результатами я довольна.
http://chonora.livejournal.com/

Ответить6 комментариев
В избранное
Комментарии (6):
Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь .
marion 29.10.2015 12:59 #

С первых строк подумала, что это она
я с ней давно взаимофрендюсь, у нее такие прекрасные, умные и веселые записи.
Только в середине спутало про Саратов - насколько я помню, она из Ярославля.

Ника Миронова 29.10.2015 13:12 #

Не знаю-написала, что Саратов.
Вообще авантюра та ещё. Уставшие от предопределённой жизни горожане едут в глубинку. Кто-то в Москву ломится, кто-то бежит)

marion 29.10.2015 13:17 #

Ну в конце концов она не обязана все паспортные данные сообщать)

Здесь все как-то серьезно, а в блоге она, помню, про мужа писала: он искал такую работу, чтоб даже случайно никому ничего не продать
и все остальное примерно так же.

Я хорошо ее понимаю про предопределенность будущей жизни и тоску в связи с этим, тоже есть такое. Наверное, кризис среднего возраста.

Ника Миронова 29.10.2015 13:29 #

Это я надёргала из пары статей и интервью.
Журнал себе сохранила, почитываю. Мне другое знакомо-начать всё с нуля.

Evgeniya TM 29.10.2015 14:11 #

Страх предопределенности - очень знакомо! Хорошо написано.
Только думается, что не совсем с нуля-то в деревне начали... Я не увидела в тексте чтобы счета заморожены были, и с тремя тысячами в кармане и оравой детишек заехали с первую попавшуюся хату. Наверняка дом хороший подобрали, хорошую мебель, технику, одежды детям хватало - не на "смешную" же зарплату мужа.
У меня есть знакомые, прошедшие ровно такой же сценарий: уезжали работать в Москву, потом вернулись в родной город, потом перебрались в деревню. Сейчас пчел-гусей разводят, или работают непыльно. Дома компьютеры, интернет. Там, действительно, много доходов и не нужно, но ведь и начинают не с нуля.
Вообще, считаю это очень правильным сценарием. Природа, свежий воздух, много времени можно уделять детям и друг другу, читать, общаться - красота!

Ника Миронова 30.10.2015 08:31 #

По-моему, бросить места, где всё налажено, обыграно и переехать в незнакомый город, где ни знакомых, ни родных - это именно начать с нуля. Хорошо, пусть не совсем финансово (ну это было бы жестоко по отношению к собственным детям хотя бы), а морально. Думаю, что мужа и жену просто ничего в Москве не держало до такой степени, что они смогли всё так легко бросить. Плюс в журнале есть множество нюансов-например, Настя рожала исключительно дома.

Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь .

Прямой эфир