Вступить в сообщество
Сообщество

Лампадка

Ярославна2304

Если папа ушел…

На что опираться одинокой матери в воспитании ребенка, если папа ушел из семьи? О чем говорить, а о чем молчать? На вопросы о неполной семье отвечают протоиерей Алексий Уминский и психолог Оксана Ковалевская.
Протоиерей Алексий Уминский: Здесь нет общих советов и нет готовых решений. Дети все разные и отношения должны быть разными. Очень важно выделить такой момент: что ребенку необходимо дать? Не каким ребенок должен быть, а что ребенку необходимо дать. Это когда не родители чего-то хотят от детей, а дети ожидают от родителей чего-то такого, что ни от кого другого они получить не могут.
Когда говорится: «У меня проблема с ребенком», то ребенок здесь стоит на третьем месте – я, проблема, ребенок. Надо понять, что не проблему ребенка надо решать, а ребенка от проблемы надо освобождать. Когда решаются проблемы, то родители или один из родителей могут отойти в стороночку и проблемы решают другие люди – педагоги, психологи, врачи, священники. А когда ребенка освобождают от проблемы, то это родители полностью включены в жизнь своего ребенка. Это очень важно.
Необходимо решить многие вопросы:
– В каком мире – эмоциональном, культурном, — ребенка надо воспитывать;
– Кто здесь помощник, а кто – помеха;
– Кто для нас бабушка с дедушкой, и каким образом они принимают участие в воспитании, потому что когда-то это участие необходимо и именно оно может даровать этой семье возможность приобрести необходимую полноту, а иногда они могут помешать.
И здесь очень многое требуется от матери – от ее мудрости, интуиции, настоящей любви к детям. Если мать — цельный человек, тогда и возможности находятся эту проблему минимизировать.

– Если дети живут в неполной семье, все же обычно с матерью, то в их жизни происходит то, что можно назвать одним словом неполнота. Как восполнить эту неполноту? Что нужно делать?

- Есть разные варианты неполной семьи. Если мы говорим о той семье, которая изначально была без отца, то это одна ситуация. Если мы будем говорить о семье, которая была разрушена, и ребенок остался без отца, то это другая ситуация. В жизни этого ребенка отец все же присутствует как отец. Эти ситуации изначально разные.
Например, неполная семья, где отца не было в принципе. Там были такие отношения, которые не располагали к браку вообще. Или были отношения с расчетом на брак, но этот расчет провалился, а результатом отношений стало появление ребенка. В таком случае отец, как правило, в жизни ребенка не присутствует. Вопрос об отце до какого-то времени не возникает, потому что семья состоит из матери и бабушки, например. Именно они берут на себя всю полноту заботы о ребенке. И малыш кроме бабушки и мамы никого другого не видит. И пока ребенок формируется – до 3-5 лет – вопрос об отце в общем не возникает. Конечно, потом вопросы будут, но к этому моменту острота вопроса не будет сильно болезненной. Там будут другие проблемы, потому что в такой семье нарушен изначальный порядок, какие-то моменты будут формировать жизнь ребенка неправильно. Неполная семья – она семья неполная…
А есть другая ситуация, в которой отец изначально присутствовал. И это отечество было зафиксировано душой ребенка, а потом оно исчезло. Тут происходит иная драма, иная ситуация неполноты. Тут будет постоянная востребованность, поиск отца. Желание увидеть, узнать отца…
Тут все зависит от матери, от того, что она хочет от своей семьи. Либо она понимает проблему отца и пытается ее решить, либо она проблему не понимает и ищет следующего спутника жизни для себя, или решает ограничить свою жизнь ребенком, совсем не допуская туда отца. Если мать достаточно мудра и понимает, что ребенку нужен отец, она старается сделать отца участником воспитательного процесса. Мать допускает отца к детям, хотя для нее это большая боль, потому что если их отношения не сложились, то скорее всего потеряно и взаимное доверие. Либо она ясно понимает, что человек, который назвал себя отцом, ребенку неполезен и общение с ним принесет ребенку только вред, и совсем исключает присутствие отца в жизни ребенка. Но проблема отца все равно остается. И тогда мать должна искать возможности, как и через что восполнить отсутствие отца в жизни ребенка. Полностью это не удастся, но какая-то компенсация может быть.
В этом смысле, конечно, очень важную роль играет духовничество. В настоящем духовничестве представлено отцовство. Оно представлено церковью для всех людей, обращающихся к священнику. И в этом смысле оно реализуется, потому что здесь есть две очень важные составляющие: это ответственность, которую берет на себя духовник за человека, за ситуацию, это и руководство, когда направляется некая деятельность для необходимого духовного роста. Ведь в обычной семье глава – мужчина, он руководит всем.
А в неполной семье, хочешь — не хочешь, глава семьи – женщина. Она и не хотела бы этого, но жизнь сложилась так, что она вынуждена взять на себя руководство семьей и функции отца в том числе.
И здесь духовник может оказаться тем человеком, который может принять некую меру ответственности и явить для подрастающего ребенка правильный образ отечества — образ и прощения, и совета, и наказания, и строгости, и милости. Потому что именно отец является очень высоким авторитетом. Мать никогда не сможет достигнуть такой степени авторитетности, а если и достигнет, то за счет какого-то подавления. А отец это может сделать без всякого подавления. В этом смысле духовник как авторитет какую-то часть проблемы неполной семьи может компенсировать. И тогда потихоньку эту рану, эту травму можно ослабить.
Здесь очень важно не ошибиться. Здесь очень важно материнское чутье. Полностью возложить все заботы на духовника нельзя ни в коем случае. Но ориентироваться на духовника, который мог бы вести семью духовно и в нем ребенок узнавал бы правильное понимание об отечестве, мать может. И здесь очень-очень важный момент поиска такого духовного руководства, даже духовного родства со священником, в котором ребенком может быть узнаваем отец. Священник будет слушать ребенка, разговаривать с ним, вникать в его проблемы, с ним ребенок может пооткровенничать. Ведь одно дело откровенничать с матерью и совсем другое дело быть откровенным с отцом, это совсем разные вещи, которые определяют моменты взросления.
Другой важный момент. Отечество познается как товарищество. Старшее товарищество, наставничество. И некоей компенсацией неполной семьи может явиться общее дело, где есть некий взрослый человек, который за собой может увлечь. Если это спорт, то таким человеком может стать тренер. Если это скаутское движение, то это лидер, старший, который учит преодолевать трудности. И подобные ситуации очень важны, хотя они и для полной семьи очень хороши, ведь мальчики и девочки должны развиваться по определенным правилам, когда есть образ подражания кому-то и чему-то.
Понятно, что в какой-то семье отец может пойти в поход, что-то показать, а в неполной семье мать не может на себя это взять. Это может взять на себя православная организация, либо спортивная, либо скаутская, с живым опытом общения с подростками, учащая преодолевать препятствия, учащая самостоятельности, учащая взрослению. И это тоже очень важно. Когда такому человеку можно доверить ребенка, это очень хорошо, потому что это тоже снимает некую часть проблемы неполной семьи. Проблема не уходит совсем, но теряет свою болезненную остроту.
И третья вещь, которая в настоящее время очень сложно реализуема, — это крестные родители. У нас, к сожалению, институт крестных переживает страшнейший кризис в связи с тем, что крестные — повально формальные люди. Но если женщина-мать изначально понимает, что у нее будет проблема с отечеством, то в этом смысле она должна очень внимательно относиться к тому, кто будет восприемником, кто войдет в жизнь ребенка как крестный отец. Это наиболее сложно решаемая задача, потому что такого человека найти нелегко.
Кроме всего прочего, мне кажется, очень серьезную роль наряду с духовником может играть хороший глубокий православный детский психолог, который мог бы на протяжении какого-то периода помогать ребенку преодолевать внутренние трудности.
Но вопрос здесь не столько в психологии, сколько в тонкой материнской интуиции, в любящем теплом сердце, в понимании – где ребенку хорошо, а где ему плохо. Женская мудрость должна быть таковой, чтобы уметь очень хорошо вслушиваться в ребенка и понимать, на что он может быть способен, задавать себе вопрос: «А вообще ему интересно это скаутское движение или этот спорт?» А вдруг ему это совсем неинтересно. И здесь отчасти может помочь психолог.
К величайшему сожалению наше современное духовничество не подкреплено элементарными знаниями возрастной детской психологии. Хорошо, если священник интуитивно может понять и почувствовать какие-то нюансы, а может и не почувствовать. Сейчас психологическая наука достаточно хорошо развивается. И обращение к психологу важно и для матери еще и потому, что исповедальные разговоры ребенка со священником остаются для нее тайной, а с психологом все же возможен диалог, контакт, возможно получить совет и понимание, что на самом деле происходит с ребенком.
Как выстраивать отношения с бывшей женой, сыном? Стоит ли общаться новой жене с бывшей? Как не потерять влияние на сына, если он живет с бывшей? Как воспитывать, если видимся с сыном 2-3 раза в месяц?
Протоиерей Алексий Уминский: Бывшие супруги способны между собой общаться, такое бывает в жизни. По-разному люди расходятся. Есть люди, которые максимально стараются сделать это по-человечески, а есть, когда идет членовредительство. А вопрос о том, стоит ли женщинам общаться, не ко мне, а к женам.
А что касается общения с ребенком, общайтесь почаще. 2-3 раза в месяц – это почти раз в две недели, это мало. Если остались нормальные отношения с «бывшей», то надо использовать возможность общаться с сыном чаще. Но если в этом есть действительно необходимость и желание. А если с «бывшей» отношения плохие, то надо их с «бывшей» наладить настолько, чтобы они были хорошими и давали возможность отцу воспитывать ребенка.
Как сохранить влияние на сына, если сын и отец так редко встречаются?
Протоиерей Алексий Уминский: Сохранить влияние уже нельзя. Невозможно. Семья распалась. А распадается семья чаще всего по вине обоюдной. Брак вы не сохранили, поэтому уже нанесли разводом тяжелейшую травму своему ребенку. О каком влиянии сейчас может идти речь?
Не влияние нужно сохранять, а вернуть расположение и доверие ребенка. Причем нормальными человеческими способами, а не манипуляциями этим ребенком, как это чаще всего бывает. Ребенком начинают манипулировать и противопоставлять одному из родителей. Зачем это?
Здравствуйте. У меня две дочки – 11 месяцев и 4 годика. От нас почти год назад ушел папа. К детям он не приезжает и алименты не платит.
Старшая дочка за ним очень скучает, плачет. Сперва я ее успокаивала, что папа вернется, т.к. сама надеялась на это, но вот уже месяц как он перестал присылать даже смс с вопросом «Как дети?» Я все поняла. Что мне говорить ей? Она на меня кричит, что я плохая, что у меня вечно нет денег на игрушки, что я плохая мама, мало играюсь с ней, а папа у нее замечательный, веселый и фокусник )))) Обзывает меня теми же словами, что слышала от него.
Я предложила мужу свидания с детьми в моем присутствии, но он отказался. Младшей он вообще не интересуется. Несколько раз отпускала старшую дочь к нему в гости, после чего она становилась очень агрессивной, нервной, неуправляемой, писалась по ночам. Сейчас он ее даже не приглашает к себе.
Как мне поступить? Позвонить и настаивать на том, что бы он приезжал к детям? Или потребовать, что бы забирал старшую каждые выходные? Как будет себя чувствовать младший ребенок в этом случае – у сестры есть папа, а она совсем не нужна? Или просто замалчивать тему папы, создать идеальный образ и внушать детям? Помогите, пожалуйста, я просто в отчаянии!!! С уважением, Виктория, 30 лет

Психолог Оксана Ковалевская: Судя по всему, папа отошел от семьи. Нет никакого смысла насильственно выстраивать его общение с детьми. Потому что ребенок в ситуации конфликтных отношений между родителями будет испытывать стресс при встрече с папой, и писаться он будет, ситуация совершенно понятная. По тому, как здесь себя ведет папа, имеет смысл, потребовать алименты и заниматься воспитанием детей без расчета на этого человека. Если он когда-то одумается и появится должным образом, должным для детей, включенным, тогда все может обсуждаться, и встречи можно будет как-то организовывать. Специально что-то здесь выкручивать не стоит. Старшему ребенку надо организовать наполненную интересную жизнь. А младший ребенок растет без папы, я не думаю, что у него будут вопросы в такой форме, в какой сегодня они роятся в голове у мамы.
Протоиерей Алексий Уминский: Это надо пережить. Просто пережить.
Оксана Ковалевская: И еще: маленькие дети имеют очень слабую ретроспективную память. Если папа исчез, они какое-то время будут вспоминать привычные бытовые вещи. Эти воспоминания совсем необязательно будут болезненны. Болезненную окрашенность всей ситуации для ребенка может давать индукция маминого состояния на детей. Даже если она старается не озвучивать его, ее состояние все равно будет индуцироваться на детей. Они будут в этом поле, они будут это отражать, не будучи сами включенными.
Если мама не справляется со своим состоянием на фоне этого ухода, и в ней клокочут обиды, досада, страх, конечно, это очень плохо будет сказываться на детях. Даже если мы решим ситуацию этих травматичных эпизодов – встреч с папой – мамино состояние все равно будет сильно действовать на детей. Маме надо заняться своим состоянием, обратившись к специалистам.
Родители развелись, когда мне было 14 лет, а брату 12. Нас все жалели, мы жалели себя, плакала много мама, виделись редко с отцом. Папа благородный – всё оставил нам, ушёл в другую семью. Я до первого курса не могла приехать к ним в гости, но потом начала ездить к папе, думая, что ему так будет легче. Сейчас многое понимаю, понимаю, что малодушничала по отношению с отцом и его новой женой, понимаю, что по отношению к маме была несправедлива, но чувство жалости к себе за последнее время очень сильно выросло и сейчас я ничего не хочу делать (жуткий инфантилизм и детский эгоизм, хотя мне уже 22), а также не могу любить родных. Как от этого избавиться? Как правильно выстроить отношения с родителями? Я по натуре очень открытый человек и со всеми своими переживаниями всегда делилась с родителями (как и с мамой, так и с папой) и их советы не всегда были созвучны заповедям. Как себя за всё это простить и начать жить? Кажется, что уже никогда не смогу никого любить и делать что-то хорошее…
Оксана Ковалевская: Очень для многих детей развод родителей становится серьезным разрушительным психотравмирующим фактором, способным приводить к разного рода тревожным и депрессивным расстройствам. Т.е. нарушениям, которые, в свою очередь, не могут быть преодолены без помощи специалистов. Что такое депрессия? Депрессия – это остановка, это невозможность осуществлять движение собственной жизни. Собственно, это и звучит в данном письме: человек в 22 года ничего не хочет, не может, совершенно погружен в ретроспективу родительских отношений и в неконструктивные, не ставшие до сих пор разрешенными «жевания» обид, обвинений и самообвинений. И, в результате, никак не начинается собственная жизнь…
Протоиерей Алексий Уминский: И еще тут надо понять, что не она должна выстраивать отношения между родителями. И нуждается ли отец в отношениях с ней, или только она нуждается? В таком случае всегда будет возникать состояние обиды и неудовлетворенности, потому что там другая семья, другой ребенок, быть может, другие интересы, и отношение к старшей дочери как к пройденному этапу (к сожалению, так часто бывает).
Самый главный совет – не бояться начать свою самостоятельную жизнь, оторваться от семьи и решить проблему с депрессией. Что будет дальше – знает только Бог. Будут дальше развиваться отношения с родителями, не будут? Но ставить перед собой, перед своей совестью обязанность восстанавливать эти отношения – это не правильно.
Здравствуйте, отец Алексей.
Вопрос, к сожалению, про неполную семью. Отец моего двухлетнего сына живет в другой стране и приезжать к нам может только раз в год. Недавно сказал мне, что у него есть еще один ребенок, тоже оставленный, уже в третьей стране и навещаемый тоже по возможности раз в год. На мой вопрос, будут ли дети видеться, отшутился как- то. Нужно ли моему мальчику знать про далекую сестренку, о которой я лично ничего не знаю, кроме имени, а отец не хочет об этом разговаривать со мной и всячески показывает, что его жизнь никоим образом нас не касается.

Протоиерей Алексий Уминский: Похоже, что автор письма живет в иллюзии, что мужчина, который сделал ей ребенка, имеет к ней какое-то отношение. Что, в перспективе он будет ее мужем? Судя по письму – очевидно нет.
Если в эти редкие приезды женщина сохраняет с ним интимные отношения, то она просто категорически неправа. Если он приезжает, чтобы подарочки подарить – жвачку, бейсболку – не надо таких подарков. Лучше от такого человека отойти совсем и окончательно, иначе у ребенка будет искаженный образ семьи – уж лучше вообще не иметь никакого отца, чем якобы такого. И тем более каких-то братьев-сестер с других планет. Нет никаких братьев-сестер, они никто друг другу, даже если биологически они связаны.
Ответить на вопрос можно просто: не надо себя путать, не надо обманывать себя и своего ребенка.
Благословите, отец Алексий, задать Вам такой вопрос!
Я – мама, которая одна воспитывает сына, к тому же мой ребенок имеет серьезную инвалидность (нет зрения). В нашей семье нет мужчин вообще, я и сын. Друзей-мальчишек у сына тоже нет. Разговаривать на деликатные темы с ним некому, он (как считают педагоги) даже отсталый в плане полового воспитания.
Помогите советом, как все же разговаривать с сыном на такие темы и вообще разговаривать ли? Что я, мама, могу ему все же сказать или посоветовать почитать самому (в интернете на православных сайтах порой ищу ему статьи на эти темы). Я, буквально, в отчаянии… Тем более по поведению вижу, что он взрослеет, у него вопросы о счастье и любви, о девушке – самые частые на сегодня… Порой им движут сильнейшие эмоции, перепады настроения, ощущения полного одиночества и никому ненужности (конечно, в первую очередь ненужности одной единственной). Спаси Вас, Господи!

Оксана Ковалевская: Ситуация совсем нам непонятная, но явно нуждающаяся в консультации специалистов. Здесь не может быть общих рекомендаций. Слепой ребенок, неизвестно сколько лет, что за проблемы с общением, каков в целом его психический статус, что там за торможение, что за возбуждение и т. д. И что там за мать?
Протоиерей Алексий Уминский: Здесь нужна консультация специалистов, психологов и психиатров, нужен психотерапевт. Для него и для матери. По письму такие вопросы не решаются.
Подготовила Тамара Амелина
http://www.pravmir.ru/esli-papa-ushel/

Ответить0 комментариев
В избранное
Комментарии (0):
Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь .

Прямой эфир