Вступить в сообщество
Сообщество

Лампадка

Ярославна2304

Детский вопрос: если ребенок боится смерти

Мой сын боится темноты, иногда ночью приходит весь в слезах, ему снится, что все умерли, и он остался один. Как помогать ему справиться со страхами? У нас неизлечимо болен дедушка, и я даже не знаю, как это объяснять ребенку. Ирина

Епископ Смоленский и Вяземский ПАНТЕЛЕИМОН:

— Я в детстве очень боялся смерти. Мне о ней рассказал папа. Он тогда не верил в Бога и в бессмертие души. Как-то осенью он топил печку (в нашей коммунальной квартире в Москве у каждой семьи была своя печка), и я спросил его: «А где бабушка Дуня?» Летом я был на даче с детским садом, а когда вернулся в город, наверное, не сразу сообразил, что бабушки, которая с нами жила, нет. «Она умерла», — сказал папа. «А как это умерла?» — «Ну, она как будто заснула». — «А когда она проснется?» — «Она никогда не проснется». — «А где она?» — «Ее в землю закопали». Тут мне стало страшно. А папа, как я помню, продолжал топить печку и дальше знакомить меня с понятием смерти: «Что ж поделаешь, все умрут». Мне стало еще страшнее, и я, постепенно осознавая эту страшную истину, с замиранием сердца задал последний вопрос: «А я тоже умру?» После того как я получил утвердительный ответ, я больше ничего не спрашивал у папы, но у меня в душе поселился страшный страх смерти. Он меня мучил ночами лет до восемнадцати. В подростковом возрасте я кусал зубами подушку, ударял головой об стенку, плакал, мучился до тех пор, пока какой-нибудь привычный, знакомый звук — стук двери в подъезде, шум воды в ванной за стенкой, автомобильный гудок за окном — не возвращал меня к обыденной жизни, в знакомую атмосферу этого мира. После этих приступов на следующий день я решал, что надо прожить жизнь не зря, надо сделать что-то хорошее, доброе. Окружающие меня знакомые люди становились интереснее, добрее, лучше. После того как я узнал о смерти от папы, я первое время, когда ко мне приступал этот ужасный страх, бежал на кухню к маме, плакал и спрашивал: «Мама, я умру?» Она обнимала меня и утешала такими словами: «Ну, сынок, это будет не скоро». Конечно, это не могло успокоить меня, но в кухне, где было светло, где всегда находился кто-то из соседей, мне становилось немного легче. Я возвращался в постель, страх отступал, и я засыпал.

После 18 лет я уже не так остро переживал неотвратимость смерти, полного исчезновения, но окончательно этот страх покинул меня только тогда, когда я обрел веру в Бога, в бессмертие души и в воскресение. Мои родители тоже пришли к вере. Папа в конце жизни стал причащаться, мама, несмотря на возраст, каждое воскресенье бывает в храме.

Ребенок многое чувствует и переживает гораздо острее, чем взрослые. Нам нужно обязательно помнить об этом, чтобы не поранить случайно его душу. Он очень нуждается в психологической поддержке, в утешении, в добром ласковом слове. Помочь ребенку в трудной ситуации обратиться к Богу — наша главная задача. Именно молитва уврачует все душевные недуги, поможет преодолеть все искушения этого мира, искаженного грехом, все дьявольские наваждения.

Современные люди больше доверяют психологам, чуть что готовы вести ребенка к психиатру. Мне кажется, больше поможет доверительный разговор с ребенком вечером, когда он уже лежит в постели. Можно присесть к нему на кровать и ласково и нежно, с любовью и сочувствием развеять все его страхи, самыми простыми словами рассказав ему о том, что Бог есть Любовь, и в любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх (см. 1 Ин. 4: 18 ).

Мария КАПИЛИНА, детский психолог:

— Маленькие, трех-четырехлетние дети еще не понимают, что жизнь линейна и конечна, они пребывают внутри ее и думают, что будут пребывать вечно. Но постепенно они начинают осознавать, что жизнь конечна. Сначала появляются стандартные страхи: страх темноты, собак, страх потеряться. По сути, все они — это проявление более глубокого ощущения, что возможен ущерб жизни, что жизнь когда-то кончится.

Если ребенку страшно, ему нужно утешение, близость родителей, их принимающее отношение к страхам: их не игнорируют, за них не стыдят, но и не подогревают их, не уделяют им чрезмерного внимания — особенно если в страхах есть какой-то истерический компонент. Их не надо усиливать. Детям нужно разумное объяснение, им надо понимать: то, что с ними происходит, это нормально, с этим можно справиться. Можно сказать ребенку: я в детстве тоже боялся темноты, а потом вырос и понял, что мне ничего не угрожает, а делал я вот так… Скажем, если верующий ребенок боится темноты, то нужно сразу вспомнить про своего ангела-хранителя и молиться — тогда ангел будет с тобой, и он сильнее любой Бабы Яги. Бог — сильнее.

Не надо гасить весь свет и устраивать в комнате темноту. Не надо мрака. Пусть у ребенка будет возможность дотянуться до выключателей в доме. Можно подарить ему карманный фонарик. Хорошо, если в доме есть лампадки. Стоит объяснить ребенку, что всякая нечисть боится света, а духовный свет — это молитва, она защищает тебя. Когда ему снится что-то страшное, можно предложить: а ты во сне скажи чудовищу, что Бог тебя защищает.

Никогда не надо ругать детей на ночь, или если уж так случилось, то важно успеть помириться, чтобы ребенок засыпал в покое.

Ребенок может бояться Бабы Яги, Кощея или каких-то чудовищ, опасаться, что они сильнее родителей. Но тут можно сказать: ты посмотри, как нас много, нас целая армия! Во-первых, мы все друг друга любим, нас защищает человеческая любовь. И потом, у каждого из родителей есть свои ангелы, и у бабушек-дедушек, у нас целый большой род, и все тебя любят, и все ангельское воинство стоит за тебя. Имеет смысл рассказать про небесное воинство — про ангелов, архангелов: чтобы ребенок знал, кто такой Архистратиг Михаил, кто — Георгий Победоносец… Если ребенку кажется, что на него нападают, у него должен быть в уме ответ на это: за него все небесное воинство.

Дальше стоит объяснить, что главная задача всякой нечисти — огорчить и напугать, больше они ничего не могут сделать. А ты их не радуй, вида не подавай: если я их не боюсь — они мне ничего не сделают.

Вера в Бога — это основа жизни. Страшно, когда ты одинок. Один в поле не воин. А когда ребенок понимает, к кому он принадлежит и в человеческом, и в духовном плане, когда осознает, что он часть чего-то большего, то соотношение сил меняется.

К шести-семи годам дети начинают задавать вопросы о смерти. Сначала — «откуда я взялся?», потом — «что со мной будет после смерти?», «в кого я превращусь — в зайчика или в белочку?»…

Тут можно попытаться объяснить ребенку, что, когда человек рождается, происходит соединение души и тела. Душу дает Бог, а тело — от родителей. Душа живет в теле, как в домике. Смерть — это не исчезновение души, а ее разлучение с телом. Но душу важно хранить в чистоте, исповедаться, не совершать плохих поступков, а если совершили — исправлять их.

Ад — это мировая помойка. Там ужасно, потому что там нет света, там нет любви, там нет Бога. Там холодно, страшно и грязно. Пребывать там вечность тяжело. Когда мамы дома нет — страшно и плакать хочется. А тут — навечно такое состояние, и нет никакой надежды, что придут те, кого ты любишь. Вот это и есть самая страшная адская мука. Вот поэтому нужно заботиться о чистоте своей души — тогда самая хорошая часть тебя останется в вечности, не исчезнет.

У смерти есть трагическая сторона, но есть и утешение, и надежда. Верующие понимают, что любовь сохраняет все хорошие качества умершего, все хорошие поступки. Мы живем в материальном мире, для нас достоверно то, к чему можно прикоснуться; нам важно иметь возможность выразить свою любовь к тому, кто дорог, и получить ответ на нее. И когда человек умирает, мы теряем возможность прикоснуться к нему, поговорить, — потому что суть человека, его душа, уходит. Нам больно, пока мы привыкаем к тому, что теперь нам придется общаться иначе: мы уже не сможем встретиться, поговорить, обняться. Единственный путь, который у нас остается, это молитва.

Она помогает и ушедшему, и нам — это лучшее утешение. Если тебе больно — начинай молиться об умершем. Если тебе кажется, что ты в чем-то виноват перед ушедшим, что-то не договорил, — лучше к нему обратиться и прямо об этом сказать. Просто, искренне, как мы письмо пишем, так и сказать: я виноват, прости меня за то-то, и так мне грустно без тебя, — и уже это будет утешением. И после того, как это сделал, — начинать молиться. Любовь связывает живых и ушедших. На переживание утраты обычно уходит около года, тогда боль перестает разрывать душу, остается только печаль, и это часть жизни. Но ради ушедшего, в память о нем ты можешь делать что-то хорошее, и добро, полученное от него, адресовать кому-то еще.

Ребенку важно рассказать о его предках, и никогда нельзя их ругать. Даже если кто-то из них сделал что-то не очень хорошее, надо говорит: да, мы не одобряем некоторые его поступки, но мы уважаем своих близких, какими бы они ни были, это всегда часть нашей семьи. Даже если мы на что-то обижаемся или чего-то не понимаем, жизнь, переданная нам, больше обиды и непонимания. Все хорошее, что мы делаем, мы посвящаем тем, кто был до нас, и мы опираемся на то, что они сделали для нас. И так же будет у тебя с твоими детьми. Жизнь дедушки продолжается в нас, и память о нем не в том, что мы теперь всю жизнь должны быть несчастны — разве этого он для нас хотел? Мы в память о нем должны быть счастливыми, чтобы он радовался за нас.

Жизнь и смерть — не в нашей власти. Но в нашей власти отношения с людьми: они могут быть лучше или хуже. Мы можем сделать нашу жизнь счастливее и духовнее. Мы многого не понимаем, но хорошее всегда главнее плохого, а любовь всегда главнее, чем смерть. Смерть может разлучить душу с телом, но не может разлучить душу с любовью — это остается навсегда. И это то, для чего люди живут на свете.

Ребенку важно объяснить, что есть вечная жизнь, но при этом избежать путаницы. У детей шести-семи лет мышление довольно конкретное. Невоцерковленный ребенок, если ему сказать, что бабушка на небе, может начать бояться летать на самолете или будет смотреть на облака: не свисают ли оттуда бабушкины ножки. И надо объяснить, что есть небо, которое мы видим, а есть мир незримый, куда все попадут рано или поздно. Только торопиться не надо, а то попадешь не туда. Вопросы жизни и смерти решает Бог, а не человек, и по своей воле ты туда не попадешь. А хочешь встретиться — жди: в вечности все как один день.

У малышей часто возникает страх, что могут умереть папа с мамой. Надо рассказать им, что мы умрем не скоро: ты еще вырастешь, у тебя будут свои дети, внуки.

Дети не боятся смерти, когда взрослые не боятся жизни.

Подготовила Ирина ЛУКЬЯНОВА
http://www.nsad.ru/articles/detskij-vopros-esli-rebenok-boitsya-smerti

Ответить1 комментарий
В избранное
Комментарии (1):
mila35 11.08.2013 15:12 #

Спасибо за статью.

Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь .

Прямой эфир