Родительские чувства всколыхнул квартирный вопрос

в избранное
Рамазан Серажитдинов.Кадр из видео газеты "Комсомольская правда"

Родители родителям рознь, и далеко не всегда родительские чувства столь священны, как принято думать. Бывает, что детям помогают кровно чужие им люди, в то время как родным маме и папе нет до них никакого дела. Впрочем, все меняется, если в какой-то момент ребенок требуется им для достижения каких-то собственных целей… Как пишет в четверг газета «Комсомольская правда», подобная история произошла в Астрахани.

Родители мальчика инвалида, отказавшиеся от него в роддоме, через девять лет забрали ребенка у приемной матери. Предполагается, что причиной внезапно вспыхнувших родительских чувств стал квартирный вопрос.

Мальчик Рамазан родился в Астрахани в 2000 году, и стал вторым ребенком в семье Адели и Марса Серажитдиновых. Однако, рождение младенца семье радости не принесло. Мальчик родился тяжело больным. Детский церебральный паралич, глубокая умственная отсталость, врожденная косолапость, косорукость, грудопоясничный кифос, пищевая и медикаментозная аллергия... Врачи были уверены, что он не доживет до своего первого дня рождения.

В роддоме малыш провел три месяца, после чего родители все же забрали его домой. Но ненадолго: через 11 дней он вновь оказался в больнице, в так называемой «палате для отказников». Там его впервые увидела врач Астраханской детской больницы Вера Дробинская.

Как вспоминает Дробинская, «завотделением сказала, что родители малыша хотят отказаться от него. Я пошла к ним, стала уговаривать, чтобы они взяли его домой. В больнице он никому не нужен. Я ужаснулась, когда увидела, что медсестры три месяца не снимали с его ножки гипс! Просто забыли! Из-за этого ножка страшно распухла. Швы от гипса на всю жизнь остались».

Дробинская решила забрать ребенка к себе. Родители не возражали, и через три месяца оформили на нее опеку. Врачи, в свою очередь, предупреждали Дробинскую, что мальчик не проживет и двух недель.

С тех пор прошло девять лет. Дробинская мальчика выходила, хотя он по-прежнему не разговаривает и почти не двигается. Однако в 2008 году ее ждал сюрприз. Родные родители ребенка, Серажитдиновы, которые раньше лишь «подбрасывали» небольшие суммы на его содержание, заявили, что хотят вернуть сына.

Как рассказала Дробинская, сначала Аделя и Марс Серажитдиновы обратились к ней с просьбой дать согласие на продажу доли ребенка в их квартире (где, согласно закону, он был прописан). Органы опеки эту сделку запретили. И тогда родители решили снять опеку для того, чтобы совершить сделку. По словам начальник отдела охраны и защиты прав несовершеннолетних Астрахани Людмила Волобоевой, в разговоре с ней родители отзывались о ребенке с неприязнью, говорили, что он неадекватен и у него «нет мозгов».

После этого Дробинская решила усыновить мальчика: в таком случае, согласно закону, родители уже не обязаны обеспечивать ребенка жильем. Однако, Серажитдиновы согласие на усыновление дать отказались. Тогда Дробинская обратилась в суд с просьбой лишить их родительских прав. Те, в свою очередь, подали ответный иск. Серажитдиновы уверяли суд, что раньше у них просто не было возможности содержать больного сына, а теперь она есть, и они хотят восстановить семью.

Суд продолжался около года, и в результате постановил вернуть ребенка кровным родителям.

После суда Серажитдиновы прописали мальчика в комнате в бараке, которая им принадлежала. Барак в скором времени должны снести, а его жильцам выдать жилье в новостройках. Таким образом, Серажитдиновы хотели получить жилплощадь побольше.

Кроме того, как выяснилось впоследствии, родители не хотели забирать больного сына в свой дом, а собирались поселить его с няней в этом бараке. Это Дробинская узнала от женщины, которую Серажитдиновы пытались нанять в качестве няни.

Данила стал первым из восьми усыновленных Дробинской детей. Все ее воспитанники – инвалиды, от всех отказались родители. Родных детей у Дробинской нет. По словам женщины, «я никогда не собиралась брать чужих детей. У меня были другие планы, даже одно время хотела в монастырь уйти. Но столкнулась с ними и подумала: что мне мешает помочь? Ведь у большинства таких детей просто нет шансов выжить! Я как врач понимала, что рано или поздно они погибнут, они никому не нужны. В инвалидах есть что-то, чего нет в здоровых детях. Они отличаются особым восприятием жизни. Может, потому, что они страдали, они знают цену жизни. Им тяжело адаптироваться в нормальном мире». Дробинская надеется, что ей удастся вернуть ребенка.

Между тем, по словам отца ребенка, которые цитирует газета, «Дробинская нигде не работает, поэтому опекунство над инвалидами - это ее бизнес. Она распоряжается деньгами детей как хочет. Нанимает с улицы педагогов, у которых даже нет образования! А сын за те дни, которые он у нас, даже не вспомнил о Дробинской».

Отчего отец так убежден, что немой ребенок не вспоминает о Дробинской, осталось загадкой для беседовавшего с ним журналиста.

в избранное
Расскажите друзьям:
Комментарии (0):
Для того, чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь .

Прямой эфир